Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Пространственно-понятийная схема представляет собой «сет­ку» соотношения понятий, актуализируемых, вызываемых тем внутренним образом предметных отношений действительности, который определен мотивом. На этом уровне схемы порожде­ния действует критерий осмысленности, ибо именно здесь раз­решаются или не разрешаются всем прошлым опытом те или иные сочетания слов (Н. И. Жинкин). Именно здесь оценива­ется нормативная недопустимость сочетания понятийно взаимо­исключающих слов типа круглый квадрат или красная зелень. На этом уровне проявляется весь лингвистический опыт гово­рящего, чувство языка и знание человеком условий и правил употребления языковых единиц, т. е. знание узуса. Важно от­метить, что этот уровень речепроизводства, актуализируя поня­тия, тем самым в норме актуализирует и весь семантический комплекс, или семантическое поле. Под семантическим комп­лексом мы понимаем связанность слов по любому принципу — ситуативной общности, отношения к общему родовому понятию и т. д. Например, слова зима, снег, вьюга, холод входят в один семантический комплекс на основе ситуативной общности, тогда как слова мать, отец, деверь, сват и т. д. входят в другой на основе отношения родства. Выбор нужного элемента этого комп­лекса осуществляется на уровне формулирования при лексиче­ском оформлении высказывания.

Одновременно с пространственно-понятийной схемой, соз­дающей поле номинации, замысел реализуется и в схеме временной развертки. Временная развертка отражает взаимоотно­шения этих понятий, т. е. выявляет «грамматику мысли», являю­щуюся отражением действительности, т. е. логики событий, вы­раженную в четырех основных логикосинтаксических началь­ных структурах. (Представление о временной развертке в про­цессе речепорождения основывается на концепции «линейной схемы развертывания» [Лурия 1969, 202]).

Схема временной развертки, с одной стороны, создает поле предикации, с другой — определяет последовательность или порядок следования понятийных комплексов развертывания мыс­ли. Экспериментальным подтверждением двойственной природы механизма развертывания является факт его нарушения. Этот факт описан в известном примере А. Р. Лурия [1969, 202], когда больной с обратным развитием моторной афазии строил выска­зывание по типу «телеграфного стиля». В этом случае говоря­щий сохранял только порядок следования событий, не форми­руя предикативных отношений: «Вот… фронт… и вот… наступле­ние… вот… взрыв… и вот… ничего… вот… операция… осколок… речь, речь… речь». Для психологического анализа процесса говорения существенно также отметить, что временная раз­вертка осуществляется одновременно на разных уровнях рече­вого сообщения: как на уровне целого высказывания, так и на уровне его частей и внутри отдельного предложения.

Естественно возникает вопрос: чем является эта фаза смыслообразования для всего процесса формирования мысли? Ка­кова ее функция в этом процессе? Можно считать, что весь формирующий уровень и особенно фаза смыслообразования могут быть соотнесены с процессом программирования речево­го высказывания. Начальным моментом программирования яв­ляется замысел. Таким образом, «замысел» не тождествен «программе», он является хотя и самой главной, но только одной составляющей всего смыслообразующего уровня. Прог­рамма может рассматриваться как динамическое образование, создающееся в процессе развертывания замысла в пространст­венно-временной схеме. При этом сам замысел определяется целью, заложенной в мотиве данного речевого действия. Дру­гими словами, программа является более широким понятием, чем замысел, но более узким, чем понятие формирующего уров­ня. Ибо формирующий уровень на фазе формулирования вклю­чает лексическое, программирующее — артикуляционное и грам­матическое — оформление высказывания. Программа раскрыва­ет «замысел» в его первоначальном воплощении. Она объеди­няет в себе ответ на вопросы: «Что сказать?», «В какой после­довательности?», «Как сказать?».

Смыслообразующий подуровень, как уже отмечалось, пред­ставляет только первую фазу формирующего уровня речепроизводства. Эта фаза выявляется на уровне теоретического ана­лиза или на материале патологии. В норме смыслообразующая и формулирующая фазы монолитны. Монолитность предпола­гает, что актуализация понятийного поля уже сама по себе актуализирует и его вербальное (словесное) выражение сразу же как в акустическом (слуховом), так и моторном образе. Актуализированный в памяти речедвигательного анализатора слухо-моторный образ слова уже сам по себе является прог­раммой для последовательности артикуляционных движений. Актуализация же схемы временной развертки осуществляется не иначе, как по правилам синтаксиса данного языка. Единство смыслообразующей и формулирующей фаз применительно к полю номинации, хотя и в других терминах, отмечается и в модели механизма порождения речи Т. В. Рябовой [1967, 88]. Оно соответствует единству уровня внутриречевой схемы выска­зывания и уровня выбора слова по значению, переход между которыми очень условен.

Говоря о единстве смыслообразующей и формулирующей фаз в плане предикации, можно сказать, что первая фаза мо­жет быть уподоблена устройству, программирующему грамма­тическое оформление свернутых, опорных форм слова, а вто­рая является собственно грамматическим развертыванием высказывания (или грамматическим структурированием в узком смысле этого слова). Как было показано выше, этап грамма­тического структурирования рассматривается во всех схемах порождения. Это вызвано тем, что именно он отражает процесс языкового оформления общего смысла высказывания. Это тот компонент, в котором и реализуются «словесный синтаксис и грамматика слов» (Л. С. Выготский), «набор (фонем) и рас­положение согласно грамматическим правилам» (Н. И. Жинкин), «расшифровка по грамматическим правилам языка полу­ченного единства» (Л. А. Чистович), «грамматическое порожде­ние дерева» (А. А. Леонтьев) и т. д. Естественно, что в любой из схем порождения речи подчеркивается важность грамматико-синтаксического оформления мысли. Однако отметим, что на фазе формулирования происходит органическое объединение номинации и предикации. При этом одновременно включаются две основные речевые операции: операция выбора (отбора) слов и операция размещения слов. В работах Н. И. Жинкина этими двумя операциями — выбором слов из словаря и состав­лением сообщения по правилам языка — описывается общий ме­ханизм речи. В поле номинации, поле ассоциативных связей, где каждое слово имеет свой индекс частоты, «включается» преимущественно механизм выбора. В поле предикации «вклю­чается» механизм развертывания заданной программы по язы­ковым правилам.

Таким образом, формирующий уровень речепроизводства, осуществляемый фазами смыслообразования и формулирова­
ния, одновременно актуализирует механизм выбора слов, ме­ханизм временной развертки и артикуляционную программу, которая непосредственно и реализует, и объективирует замысел в процессе формирования и формулирования мысли посредст­вом языка.

Формулирование мысли – предыдущая | следующая – Функциональная психологическая схема

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при личных проблемах