Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

В теории речевой деятельности порождение речи описывает­ся при помощи трехфазной модели (обзор других моделей см. ниже). Первая фаза включает в себя ориентировку в ситуации общения, в собеседнике и в его речи, на этой же фазе осущест­вляется планирование высказывания во внутреннеречевом смыс­ловом коде, который представляет собой образы реальных предметов, схемы внешних действий, а иногда и языковые зна­ки [Жинкин 1964; Леонтьев А. А. 1969 и Шехтер 1959; Ахутина 1975]. Вторая фаза — это фаза реализации плана во внеш­ней речи; на третьей фазе происходит сличение полученного ре­зультата с первоначальным замыслом и принимается решение о коррекции полученного результата в новом высказывании или говорящий приходит к выводу о совпадении результата и за­мысла.

Фазе внутреннего программирования предшествует форми­рование мотива высказывания, и все порождение высказывания можно в большей или меньшей мере гипотетично представить как движение «от мотива, порождающего какую-либо мысль, к оформлению самой мысли, к опосредованию ее во внутреннем слове, затем в значениях внешних слов и, наконец, в словах» [Выготский 1956, 380—381]. Мотив (точнее, система мотивов, так как действие побуждается иерархически организованной системой мотивов [Леонтьев А. Н. 1977]) наряду с другими факторами обусловливает речевую интенцию, речевое намере­ние, которое затем во второй фазе реализуется в высказывании.

Необходимо заметить, что формирование представлений о механизме первой фазы порождения высказывания, осуществленное как применение взглядов П. К. Анохина на поведенче­ский акт к проблемам речепорождения, является достижением теории речевой деятельности. Взгляды П. К. Анохина на строе­ние и процесс осуществления поведенческого акта можно рас­сматривать как физиологическую (иногда психофизиологиче­скую) интерпретацию деятельностной объяснительной схемы [Анохин 1978, 234 и след.; 1976, 7—16]. В теории речевой дея­тельности А. А. Леонтьев применил эту интерпретацию, естест­венно, под определенным углом зрения для исследования по­рождения речевого высказывания [1969, 1974].

По П. К. Анохину, процесс выработки программы действия и принятия решения на совершение действия складывается из предрешения афферентного синтеза, когда происходят объедине­ние и оценка всех афферентов — «сопоставляются опыт, мотива­ция и обстановка», и собственно принятие решения [Анохин 1976]. Оценка афферентов и принятие решения, как подчеркива­ет П. К. Анохин, происходит в структуре той деятельности, на осуществление которой принимается решение; более того, к оцен­ке привлекается весь социальный опыт человека; кроме того, на принятие решения влияет оценка ситуации и изменений в ней в результате совершающихся действий.

Используя объяснительную схему П. К. Анохина для иссле­дования речепорождения, А. А. Леонтьев строит такую номенклатуру факторов, обусловливающих речевую интенцию. Во-первых, это, как уже упоминалось, мотивация, внутри которой вы­членяется доминирующая мотивация; во-вторых, обстановочная афферентация — совокупность сведений о ситуации, позволяю­щих выбрать ограничения на производство речевого высказы­вания; в-третьих, вероятностный опыт, который позволяет прог­нозировать развитие ситуации общения и осуществлять преднастройку к предстоящим событиям; и, наконец, в-четвертых, задача действия, связанная с представлением о структуре и цели деятельности в целом[1].

Анализ первой фазы речепорождения в объяснительной схе­ме теории речевой деятельности наталкивается на вывод, что на этой фазе наиболее интенсивно происходит «размыкание круга внутренних психических процессов» и включение в них внешних звеньев деятельности.

Основание для такого вывода дает анализ факторов, обус­ловливающих речевую интенцию. Система мотивов личности формируется обществом в процессе социализации [Леонтьев А. Н. 1977], сведения о ситуации общения (обстановочная афферентация) — это сведения, которые общающийся получает, соотнося наличную ситуацию с эталонами восприятия, т. е. это производное от опыта общения личности.

Таким образом, выбор стратегии осуществления речевого действия на второй фазе не связан жестко, алгоритмически с проанализированными факторами. В противоположность транс­формационной психолингвистике Миллера—Хомского, согласно которой выработка плана, принятие решения жестко, алгорит­мически связаны с ситуацией и план автоматически выбирается говорящим в зависимости от оценки ситуации, в теории речевой деятельности развит эвристический принцип порождения, вос­приятия и усвоения речи [Леонтьев А. А. 1975].

Экспериментально было показано [Ильясов 1968; Лущихина 1968 2], что речевое высказывание не порождается в виде алго­ритмически однозначного ответа на ситуацию-стимул. Более адекватной оказалась модель порождения речевого высказыва­ния, содержащая звено, в котором осуществляется выбор стра­тегии речевого поведения (фаза предрешения П. К. Анохина: чтобы быть адекватной, модель должна быть гибкой и допус­кать различные типы порождения (восприятия) речевого выс­казывания [Леонтьев А. А. 1975; Oksaar 1975].