Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Вслед за Г. Хэдом А. Р. Лурия утверждает, что у больных с поражением теменно-затылочных отделов нарушается способность объединения элементов в симультанно обозримую схему, или способность одновременного схватывания квазипространст­венных координат. Это нарушение ведет к трудностям в поиске значений и к трудностям понимания словосочетаний, требующих совмещения двух значений в новое, третье (‘брат отца’ = дядя)у или маркирования направленности значения (‘квадрат над кру­гом’, ‘тигр ранен быком’). Возникающая в случае словосочетания проблема неоднозначности существенна прежде всего для пони­мания речи [Якобсон 1980]; для построения речи более сущест­венна проблема поиска значений, ведущая к трудностям припо­минания слова.

Специфический характер трудностей оперирования словом у больных с семантической афазией отчетливо проявляется в за­даниях на классификацию, требующую категориального обоб­щения, и в заданиях на поиск слова с определенным значением (например, в задании на нахождение слова по аналогии: ябло­ко—фрукты; морковь — ?). В отличие от больных с другими формами афазии больные с семантической афазией выполняют эти задания значительно хуже, чем задания на называния предметов и действий, и это понятно, поскольку при выполне­нии последних они могут опираться на сохранную предметную отнесенность слова. Подробнее см. [Ахутина 19811; ср. Лурия 1947, 154, 126].

Таким образом, у больных с семантической афазией порож­дение речи затрудняется из-за дефектности операции выбора (нахождения) значений слова[1], что свидетельствует о том, что это звено участвует в механизме речи.

Необходимо отметить, что у больных с семантической афа­зией трудности нахождения слов обычно не бывают грубо выраженными, так как больные, как уже отмечалось выше, поль­зуются другим способом нахождения значения слова, используя сохранную предметную отнесенность, т. е. связи слова с обоб­щенными сенсорными образами.

Этот путь поиска слова затруднен у другой группы боль­ных — больных с синдромом «амнестической», или «оптиче­ской», афазии. Как показали исследования Л. С. Цветковой и Н. Г. Калиты, у части больных с нарушением номинативном функции речи обнаруживаются размытость стоящих за словом зрительных образов, стирание различительных зрительных при­знаков (например, топор рисуется с зазубринками как у пилы, петух, курица и цыпленок отличаются друг от друга только раз­мером) [Цветкова 1972; Цветкова, Калита 1976]. Аналогичные данные получены в исследованиях Е. П. Кока [1967] и М. Г. Храковского [1978]. Начатое нами исследование сохранности пер­цептивных эталонов и их границ у больных с афазией (испытуе­мым предлагалось разбить на группы континуум изображений различных животных) показало, что больные с семантической афазией достаточно хорошо справляются с этим заданием, тог­да как больные с височно-затылочной локализацией очага поражения испытывают большие затруднения при его выполнении [Ахутина 19811]. Близкая методика использовалась [Whitehouse, Caramazza & Zurif 1978].

Учитывая эти данные, можно думать о двух системах хра­нения значения слова — образной и вербальной (ср. аналогич­ную точку зрения Пайвио [Paivio 1971, 1978]). Обе системы пе­рекрывают друг друга, что и позволяет больным в значительной степени компенсировать свой дефект. Наличие двойного коди­рования позволяет нормальным носителям языка применять гибкую стратегию выбора значений.

Нам представляется, что операция выбора значений состав­ляет семантическую сторону развертывания, о котором мы подробно говорили выше. На его первой стадии выбранное значе­ние под влиянием внутреннего контекста значительно деформи­руется, на второй стадии нахождение комбинаций значений по­зволяет приблизиться к более устойчивым языковым значениям. Вслед за Н. И. Жинкиным, А. А. Леонтьевым, И. А. Зимней мы полагаем, что носителем субъективного смысла могут быть как единицы и связи образного кода, так и сети семантических связей вербального кода — за глобальной фиксацией семантиче­ских связей следует нахождение соответствующего набора язы­ковых значений.

Этап смыслового развертывания сменяется этапом лексико-грамматического развертывания. На нем действуют операция поверхностного синтаксирования и операция выбора слов.

Нарушение операции выбора слов наблюдается при синдро­мах акустико-мнестической и сенсорной афазии, которые возни­кают при поражении средних и задне-верхних отделов височной доли левого полушария. Оба синдрома сохраняют тесную связь с процессами акустического гнозиса, с его сложными речевыми формами.

Для синдрома сенсорной афазии характерно комплексное нарушение речевого гнозиса, захватывающее и уровень звуков (нарушение фонематического слуха), и уровень слов (трудности удержания, и актуализации слов, явления отчуждения смысла слов). Эти трудности проявляются прежде всего в грубых де­фектах восприятия и понимания речи, а также в дефектах соб­ственной речи больных, для которой характерны замены слов и звуков и специфические изменения синтаксиса, связанные с заменами слов и трудностями удержания грамматических обя­зательств.


[1] В нашей статье 1967 г. предполагалось, что извлечение значения может происходить только при извлечении и опорных звуков слова, поскольку не­возможна актуализация значения без знака-носителя. При таком подходе игнорировались факт образования системы значений и возможность движе­ния по «сетке» значений. Допуская психологическую реальность актуализа­ции значения без актуализации сокращенной записи слова, мы одновремен­но не отрицаем возможности существования такой записи. Анализ феноме­на «висения на языке» и в норме, и у больных с афазией свидетельствует о наличии наряду с полной энграммой ее сокращенного варианта (возможно, что полная запись — моторная, а сокращенная — акустическая).

Моторное программирование – предыдущая | следующая – Акустико-мнемическая афазия

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при нейропсихологических проблемах