Яндекс.Метрика

Социопсихологические особенности. Подростковые поведенческие реакции (продолжение)

Реакция группирования со сверстниками. Подросткам свой­ственно почти инстинктивное тяготение к сплочению, к группиро­ванию со сверстниками. Подростковые группы проходят через всю историю человечества от первобытного общества и древней Спарты до современных хиппи. Распространившиеся в конце 50-х годов в США «подростковые банды» — с социологической точки зрения явление скорее архаическое, чем новое [Наfter С., 1966 —цит. по А. Е. Личко, 1977].

И. С. Кон (1979) увидел сущность спонтанных подростко­вых групп в первую очередь в «нерегламентированном общении». Действительно, в своей группе подросток удовлетворяет потреб­ность коммуникации. Однако это потребность не в любом обще­нии, а в контактах именно со сверстниками — «нерегламентированное общение» со взрослыми его заменить не может. Видимо, важнее чувство причастности к своей возрастной когорте, сплочения со сверстниками, определение своего места среди них.

Стремление подростков к группированию с ровесниками, воз­можно, имеет какие-то филогенические корни. У высших млеко­питающих, ведущих стадный образ жизни (некоторые виды обезьян, копытных и ластоногих), особи «подросткового воз­раста» образуют отдельные группы на периферии стада или даже обособляются в отдельные временные стада [Боров­ский В. М., 1936; Chauvin R., 1963 — цит. по А. Е. Личко, 1983]. Обезьяны-подростки реагируют депрессией на изоляцию от сверстников, но ни у детенышей, ни у взрослых особей добиться депрессии таким путем не удается [Schweicheimer F. 1972 — цит. по А. Е. Личко, 1983]. Однако реакция группирования у подростков развивается по социопсихологическим закономер­ностям, которые еще недостаточно изучены.

В социальной психологии подростковые группы разделяют на «просоциальные», «асоциальные» и «антисоциальные» [Кон И. С., 1979]. Первые из них, поощряемые старшим поко­лением, быстро формализуются. Различие же между «асоциаль­ными» (т. е. стоящими в стороне от господствующих в обществе идеалов, пренебрегающими нормами поведения, общепринятыми или провозглашенными обществом) и «антисоциальными» (т. е. активно выступающими против установленных правил и законов, распространенных в старшем поколении духовных ценностей) представляет интерес с точки зрения социологии, но мало что дает для оценки патологических нарушений поведения с психиатри­ческой точки зрения.

Для подростковой психиатрии более важно знать, к какому из следующих типов групп тяготеет подросток и какую роль он там исполняет. Один из этих типов групп жестко регламенти­рован, другой отличается большой свободой внутригрупповых отношений.

Жестко регламентированная подростковая группа отличается однополым составом, наличием постоянного лидера, фиксированной ролью каждого члена группы, его твердым местом в иерархии взаимоотношений между членами (подчиняемость одним, помыкание другими). Роль вожака обычно выполняют подростки «возбудимого» [Архангель­ский А. Е., 1974], т. е. эпилептоидного или гипертимного типа. Вожак завоевывает свое место в борьбе с другими, изгоняя из группы тех, кого не удается подчинить.

В группе есть такие роли, как «адъютант лидера» — обычно физически сильный подросток с невысоким интеллектом, кула­ками которого лидер держит группу в повиновении, есть «анти­лидер», мечтающий занять место лидера, есть «шестерка», кото­рым все помыкают и т. п. Нередко такая группа обладает «своей территорией», тщательно оберегаемой от вторжения сверстников-чужаков, особенно членов других аналогичных групп, в борьбе с которыми протекает жизнь. Состав группы довольно стабилен, прием новых членов нередко сопряжен с особыми «испытаниями» или ритуалами. Примкнуть к группе без согласия вожака немыслимо. Обнаруживается склонность к внутригрупповому символизму — условные знаки, свой «язык», свои клички, особые отметки на одежде, обряды — например, описанное Б. Н. Алмазовым «братание кровью» — подростки, сделав надрезы на предплечьях, прижимают друг к другу кро­воточащие поверхности кожи [Патохарактерологические иссле­дования…, 1981]. Подобные группы образуются из подростков мужского пола среднего и старшего возраста.

Свободные подростковые группы — это другой тип групп, отличающийся нечетким распределением ролей, отсутствием постоянного лидера — его роль исполняют разные члены группы в зависимости от того, чем в данный момент подростки заняты. Состав обычно разнополый и нестабильный — одни уходят, другие приходят. Жизнь такой группы минимально регламентирована, нет каких-либо четких требований, которым необходимо соответствовать, чтобы примкнуть к группе.

По-видимому, существуют и промежуточные и иные типы подростковых групп. В закрытых учреждениях для подростков (интернаты, подростковые отделения психиатрических больниц) реакция группирования проявляется с особой силой и может быть причиной серьезных нарушений режима. В этих условиях, а также при семейно-педагогической запущенности реакция группирования может стать главным регулятором поведения подростка. Этой же реакцией можно объяснить тот известный факт, что подавляющее большинство правонарушений у под­ростков совершается в группе [Миньковский Г. М., 1968].

При шизофрении реакция группирования порою приобре­тает уродливые формы. Подросток может оказаться в асоциальной группе, чье поведение, интересы, устремления — все корен­ным образом противоречит его преморбидной личности. При нарастании аутизма реакция группирования может получить отражение только в патологическом фантазировании. По мере же развития шизофренического процесса эта реакция подав­ляется раньше и глубже, чем другие подростковые поведенческие реакции.

“подростковый комплекс” – предыдущая | следующая – увлечения

Подростковая психиатрия. Содержание.