Яндекс.Метрика

Глава 7. Соматонозогнозии при хирургических заболеваниях (продолжение)

Заслуживает также большого внимания анализ субъективного отношения больного к хирургическому вмешательству. В одних случаях он сам просит об операции, рассматривая ее как способ избавления от страдания (боль, длительное повышение температуры, общее тяжелое состояние). В других – одна только мысль об операции вызывает страх [Руфанов И. Г., Ремезова А.С., 1947].  Анологичное деление больных в зависимости от их психологических реакций мы встречаем в работе Н. Н. Петрова (1956), который указывает, что есть пациенты, обладающие решительным характером, сразу же выражающие желание идти на любой риск ради надежды на длительное излечение, но наблюдаются люди более робкие, цепляющиеся за жизнь при любых условиях, не угрожающих непосредственной опасностью. У больных, поступивших для плановых операций,  М. В. Виноградовым выявлены следующие формы отношения к ним: а) переоценка значимости операционного риска двух типов: со сниженным настроением, тревогой,  страхом смертельного исхода, опасением присоединений послеоперационных осложнений и излишней фиксацией внимания на соматических ощущениях или же с преобладанием чувства обреченности пассивного ожидания смертельного исхода («слишком спокойные» больные); б) недоверчивость к врачам, предполагаемому  диагнозу и обоснованности хирургического вмешательства со сниженным настроением, с элементами злобности; в) умышленное отрицание, скрывание отдельных симптомов болезни с целью избежания операции, ограничения консервативными методами лечения. При этом некоторыми авторами подчеркивается, что тип психической реакции на предстоящую операцию в значительной мере зависит от личностных особенностей [Цибуляк В. Н., 1972].

Приведенные формы, отношения больных к хирургическому вмешательству фактически являются одним из относительно частых вариантов личностных реакций, обозначенных нами как гиперсоматонозогнозия. Изредка наблюдающееся умышленное отрицание симптомов, как уже говорилось, представляет собой диссоматонозогнозию. Наиболее же часто встречает нормосоматонозогнозия, т.е. обоснованно, логически правильное отношение к оперативному вмешательству как наиболее оптимальному варианту выхода из создавшегося положения. Больным правильно оценивается степень операционного риска, а также возможность возникновения послеоперационных осложне­ний. Однако и у них полностью не исключается на­личие предоперационного стрессового состояния в виде элементов тревоги и эмоционального напряжения, но оно не оказывает влияния на осуществление опера­ции выполнение всех врачебных рекомендаций и соблюдение режима. Сравнительно редко наблюдаются больные с недооценкой тяжести своего заболевания и игнорированием операционного риска, непониманием возможности послеоперационных осложнений (гипосоматонозогнозия).

Наконец, следует иметь в виду, что иногда встре­чаются больные с патологическими стремлениями к хирургическим вмешательствам. Так, например, за­глатывая металлические предметы или симулируя острые хирургические заболевания, они добиваются проведения операций или других сложных инструментальных исследований. В то же время у них нет беспо­койства за свое здоровье. Они остаются безразличными к своему состоянию и после операции не соблюдают режим, рано выписываются, чтобы поступить в другую больницу. Такое патологическое отношение к хирурги­ческим вмешательствам наблюдается обычно у ин­фантильных пациентов, истероидных психопатов, реже — у больных, страдающих шизофренией или же олигофренией.

Знание врачом указанных типов отношений к опе­рации дает ему возможность проводить более дифференцированную и психологически обоснованную под­готовку больных к оперативному вмешательству. Она заключается в получении согласия на операцию, в ос­лаблении или снятии тревоги, страха перед операцией, ее исходом, а также в устранении недооценки тяжести заболевания, степени операционного риска, осложне­ний и последствий операции. Такого рода подготовка может быть наиболее эффективной при условии при­менения психологического воздействия, психотерапии, а также психофармакологических средств. Психологи­ческое воздействие — это непрерывное влияние на боль­ного медицинского персонала, родственников, непосредственного окружения в палате в нужном направле­нии. Оно опосредованным образом обращено к лично­сти больного и преследует цель создания внутренней готовности к операции и уверенности в ее благополучном исходе. Эффективность психологического воздействия зависит от характера психологического климата в отделении, чуткого, благожелательного отношения к больному, а также от четкости, организованности работы отделения, информированности лечащего врача (оперирующего хирурга) о переживаниях, настроении больного накануне операции. В этом проявляется индивидуальный подход к больному.

Если психологическое воздействие в основном направлено на предупреждение сомнений, отрицательных эмоций связанных с предстоящим вмешательством, то психотерапия – на их снятие, устранение уже возникших отрицательных переживаний в предоперационном периоде. Это достигается так называемой рациональной психотерапией, разъяснением и разубеждением больных в сомнениях, опасениях и даже отказе от операции. Более действенной психотерапия становится тогда, когда она базируется на понимании особенностей соматонозогнозий у данного больного.

Знание и учет структуры личностных реакции больных на предстоящую операцию позволяет врачу более
дифференцированно подойти к назначению психофармакологических средств. Характер отношения больных к хирургическому вмешательству должен учитываться при выборе и назначении премедикации, особенно ее седативного и потенцирующего эффектов [Гологорский В. А., 1973]. К этому следует добавить, что его надо учитывать и при определении метода обезболивания.

хирургическое вмешательство – предыдущая | следующая – травматические поражения

Квасенко А. В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание