canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Ж.Пиаже о развитии интеллекта. Стадии развития интеллекта.

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Возвращаясь к концепции Пиаже, напомним, что по его мне­нию, усвоение языка подготавливается развитием сенсомоторного интеллекта, которое проходит несколько стадий. Язык воз­никает на базе символической функции, но является лишь ее частным случаем, т. е. мышление и речь имеют генетически различные корни и до определенного момента развиваются са­мостоятельно, хотя с возраста примерно двух лет мышление ребенка и начинает опосредоваться знаками языка. Выше мы проследили, как, по мнению Пиаже, сенсомоторный интеллект подготовил возникновение семиотической функции, на базе ко­торой возник язык. Но каково же соотношение языка и мыш­ления на более поздних стадиях развития ребенка? Является ли язык единственным источником логического мышления?

Первая стадия развития логического интеллекта, по Пиа­же,— это стадия конкретных операций (от 7—8 до И лет). Проблема соотношения языка и мышления в связи с этими кон­кретными операциями может быть поставлена следующим об­разом: «Является ли язык единственным источником классифи­каций и сериаций[1], которые характеризуют форму мышления, связанную с этими операциями, или, напротив, эти последние относительно независимы от языка?» [Piaget 1954, 54]. На осно­ве изучения операций у ребенка Пиаже отвечает на этот вопрос следующим образом: операции, имеющие место на данном уровне развития интеллекта, прежде чем становятся операция­ми мышления, являются собственно действиями. Прежде чем научиться объединять или диссоциировать относительно общие и абстрактные классы объектов, ребенок в состоянии класси­фицировать лишь наборы объектов, находящихся непосред­ственно в его перцептивном поле, причем объединять и диссо­циировать объекты ребенок начинает через манипуляцию с ними. И эта способность предшествует осуществлению подобных операций на основе языка. «Таким образом,— пишет Пиаже – операции диссоциации, объединения и т. п. есть координация между действиями, прежде чем они смогут быть трансформиро­ваны в вербальную форму, и язык не является причиной их формирования, язык бесконечно расширяет их власть и при­дает им и общность, и подвижность, которых они не имели без него, но он не является источником этих операций» [Там же, 55].

На стадии формальных операций и пропозициональной ло­гики (от И —12 до 14—15 лет) завершается генезис интеллек­та. Вопрос о соотношении языка и мышления на этом этапе ставится Пиаже следующим образом: язык ли делает возмож­ным возникновение операций комбинаторики или же эти опе­рации возникают независимо от языка? Данные генетической психологии, и в частности исследования Б. Инельдер [Inhelder 1951], свидетельствуют о том, что именно возникновение ком­бинаторных операций позволяет привести вербальные класси­фикации в соответствие системе общих связей, которая консти­туирует пропозициональные операции. Исследование же друго­го аспекта пропозициональной логики — группы четырех ком­мутативных операций (импликация, инверсия, соответствие, кор­реляция)— показывает скорее, по словам Пиаже, «взаимосвязь между лингвистическими механизмами и лежащими в их осно­ве операциональными механизмами, чем преобладание лингви­стического фактора. Инверсия и соответствие уходят своими корнями в слои, предшествующие самой символической функции и имеющие чисто сенсомоторную природу» [Piaget 1954, 59].

Делая вывод о соотношении языка и мышления на разных этапах развития ребенка, Пиаже пишет: «Язык, таким образом, есть необходимое, но недостаточное условие построения логи­ческих операций. Он необходим, поскольку без символической системы выражения, которой является язык, операции остались бы в состоянии последовательных действий и никогда не смог­ли бы интегрироваться в симультанные системы. Без языка, с другой стороны, операции остались бы индивидуальными… Именно в этом двойном смысле: символического сжатия и со­циального регулирования — язык необходим для выработки мышления. Между языком и мышлением, таким образом, су­ществует следующий генетический круг: один из двух терми­нов необходимо опирается на другой в согласованном форми­ровании и беспрерывном обоюдном действии. Но оба зависят в конце концов от интеллекта, который предшествует языку и не зависит от него» [Там же].

Таким образом, неоспоримой заслугой Пиаже является то, что он подробнейшим образом и на экспериментальной основе исследовал проблему взаимоотношения языка и мышления в онтогенезе, вскрыл генетические корни и того и другого и не только продемонстрировал ход их взаимного развития, но и вскрыл их зависимость от развития интеллекта. И если Выготский лишь указывает на тот факт, что ребенок открывает для себя в возрасте двух лет символическую функцию, то Пиаже вскрывает природу этой функции, а также демонстрирует нам ее образование на базе развития сенсомоторного интел­лекта. Далее, если Выготский указывает на то, что до возникно­вения символической функции речь и мышление развиваются независимо друг от друга и лишь затем линии их развития сливаются, мышление становится речевым, а речь — интеллек­туальной, хотя и после этого значительная часть мышления не имеет прямого отношения к речевому мышлению и не все виды речевой активности относятся к речевому мышлению, то Пиаже на основе множества экспериментов демонстрирует нам, како­во соотношение языка и мышления в тот момент, когда начи­нается усвоение языка, в период усвоения конкретных логиче­ских операций и в период усвоения формальных или интерпропозициональных операций.

Однако следует сразу отметить, что исследуемые Пиаже психические структуры интеллекта, те законы, которые управ­ляют ими, рассматриваются им как явления индивидуальной психики. Семиотическая функция, по Пиаже, возникает в индивидуальной истории на долингвистическом уровне и лишь затем социализируется через знаки языка. И здесь, на наш взгляд, Пиаже делает шаг назад по сравнению с позицией Вы­готского, для которого развитие мышления в онтогенезе есть процесс овладения ребенком системой общественно-исторически выработанных знаний, зафиксированных в значениях слов, ко­торый происходит лишь в ходе общения ребенка с окружаю­щими его взрослыми (Эта мысль Выготского была развита в трудах А. Валлона [Wallon 1945; Валлон 1956].) И в этом мы усматриваем основной дефект концепции Пиаже и коренное отличие ее от концепции психического развития ребенка, при­надлежащей А. Валлону.


1 Под сериацией понимается объединение асимметричных транзитивных от­ношении в систему.

Дискуссия – предыдущая | следующая – Концепция А.Валлона

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при семейных проблемах

Яндекс.Метрика