Яндекс.Метрика

Ранняя алкоголизация и хронический алкоголизм (продолжение)

Среди эмоционально лабильных склонность к частым выпивкам выступает при лабильно-неустойчивом варианте психопатического развития. Главным мотивом выпивок здесь служит желание «забыться», отрешиться от неприятностей, поднять упавшее настроение. Психическая зависимость формируется довольно постепенно — даже в особо неблагоприятных условиях (Светла­на Г., стр. 237).

Шизоиды могут использовать небольшие дозы алкоголя в качестве своего рода «коммуникативного допинга», облегчающего контакты, снимающего робость и чувство неловкости в общении. При этом может формироваться своеобразная психическая зависимость, отличная от истинной психической зависимости при хроническом алкоголизме. В последнем случае зависимость основана на пристрастии к эйфории, здесь же к алкоголю прибегают перед ситуацией, в которой надо будет проявить общительность, устанавливать неформальные, эмоциональные контакты (например, перед школьным вечером). Алкоголь употребляется при этом в небольшой дозе и, как правило, в одиночку.

Конформные подростки встают на путь алкоголизации, ока­завшись в пьющей компании. Сенситивным и психастеническим подросткам алкоголизация вообще несвойственна.

 

Признаки рано формирующегося алкоголизма

О раннем алкоголизме следует говорить, если его первые признаки появляются в возрасте до 18 лет. Это встречается относительно редко даже среди регулярно выпивающих под­ростков. Среди госпитализированных в подростковую психиатри­ческую клинику подростков мужского пола лишь 2 % были направлены для лечения от алкоголизма. Из них около 2/3 падало на первую и около 1/3 на вторую стадию алкоголизма [Личко А. Е„ 1977].

Разграничение формирующегося раннего алкоголизма от ранней алкоголизации как одного из нарушений поведения проводится путем выявления ранних признаков алкоголизма [Шаломайко Ю. В., 1973]. К этим признакам относятся: 1) появление психической зависимости от алкоголя и, как следст­вие этого, регулярные выпивки; 2) повышение толерантности к алкоголю; 3) утрата защитного рвотного рефлекса на передозировку алкоголя; 4) утренняя «анорексия»; 5) палим­псесты опьянения, т. е. выпадение из памяти отрезков времени при внешне довольно упорядоченном поведении в эти моменты.

Эти ранние признаки алкоголизма, описанные у взрослых, в подростковом возрасте могут иметь своеобразные проявления, а главное, за них могут быть приняты некоторые особенности поведения и реагирования на алкоголь, свойственные этому возрасту.

Групповая психическая зависимость. В формировании раннего алкоголизма очень велико значение подростковой реакции группи­рования со сверстниками. Большинство из рано начавших выпивать подростков — те, кому улица заменяет дом. Пьянство родителей, по-видимому, главным образом играет роль фактора, «снимающего тормоза» — облегчающего выпивки с товарищами. Среди злоупотребляющих алкоголем подростков у 76 % были алкоголики в семье [Буторина Н. Е. и др., 1978]. Отсутствие в семье отца или падение его авторитета, например из-за пьянства, может усиливать у подростка реакцию группирования со сверстниками из асоциальных уличных компаний.

Групповая психическая зависимость от алкоголя — это явле­ние, у подростков предшествующее индивидуальной психической зависимости [Строгонов Ю. А., Капанадзе В. Г., 1978]. В этих случаях потребность в выпивке возникает немедленно, как только собирается «своя» компания. За пределами своей группы еще нет тяготения к алкоголизации — индивидуальная психическая зависимость формируется позднее. Появление груп­повой психической зависимости еще не свидетельствует о начале хронического алкоголизма, а лишь является его угрожающим предшественником. Однако, как отметили Ц. П. Короленко и В. В. Макаров [Клинические аспекты…, 1982], на этом этапе происходит усвоение стереотипов алкогольного опьянения.

Индивидуальная психическая зависимость. Этот один из важ­нейших признаков первой стадии алкоголизма проявляется тем, что выпивки становятся одним из главных интересов в жизни, каждодневно помыслы сосредоточиваются на поисках воз­можности выпить. В силу этого приемы алкоголя становятся регулярными — по 2—3 раза в неделю и чаще. Ради выпивок забрасываются не только дела — учеба, работа, но и другие развлечения, занятия спортом. Как принято теперь считать, психическая зависимость основывается на том, что разви­вается первичное влечение к алкоголю [Морозов Г. В., 1983] — пристрастие к нему как к средству, способному вызвать эйфорию или иные приятные состояния (снятие напряженности и тревоги, возможность «разрядить» аффективное напряжение и т. д.).

У подростка, однако, частые и регулярные выпивки могут быть следствием алкоголизирующего окружения, своей группы сверстников, конформности к ней. В этих случаях отрыв от такой группы сразу прерывает пьянство, если еще не возникло индивидуальной психической зависимости. При наличии последней тотчас же выискивается новая пьющая компания.

Другие признаки первой стадии алкоголизма. К ним, как и у взрослых, относятся повышение толерантности, исчезновение защитного рвотного рефлекса, утренняя анорексия и палимп­сесты. Однако утрата контроля за количеством выпитого («не перепить») у подростков не может служить диагностическим ориентиром (Соцевич Г. Н.— «Клинические аспекты…», 1982] — подростки всегда пьют столько, на сколько хватило денег.

Повышение толерантности к алкоголю подразу­мевает увеличение минимальной опьяняющей дозы по мере формирования алкоголизма. Однако этот признак у подростка надо оценивать с учетом его роста и физического развития. Если первые опьяняющие дозы алкоголя были испробованы в 12— 13 лет, а к 14—15 годам в связи с акселерацией подросток по своему физическому развитию превратился во взрослого, прибавил в массе 10—15 кг, вырос на 20—30 см, то неудивительно, что толерантность и без формирования алкоголизма могла возрасти в 2—3 раза.

ранняя алкоголизация – предыдущая | следующая – вторая стадия алкоголизма

Подростковая психиатрия. Содержание.