Яндекс.Метрика

Визуальный аналог оксюморона

Кандидат психологических наук арт-терапевт Е. С. Коротченко
Образная сфера в живописи и литературе. Визуальные аналоги литературных тропов (ч. 11)
Оксюморон (греч. – острая глупость) в лингвистическом значении – это “сочетание противоположных по смыслу определений, понятий, в результате которых возникает новое смысловое качество” (Аксенова, 1974в, с. 252), нарочитое сочетание противоречивых понятий: Смотри, ей весело грустить Такой нарядно-обнаженной (А. Ахматова).Оксюморон основан на неожиданном сочетании предметов или явлений. “Если в сознание одновременно ввести логически несовместимые вещи, то механизм сознания начинает искать способ связывания их в непротиворечивое целое <…> Сознание пытается избавиться от двусмысленностей” (Аллахвердов, 2001, с. 66-72).

В качестве оксюморона приведем пример анекдота советских времен. К очередному ленинскому юбилею в рамках социалистического соревнования различные промышленные производства выпустили юбилейную продукцию: мебельная фабрика – трехспальную кровать под лозунгом “Ленин с нами” и т. п. Часовой завод, в свою очередь, выпустил часы с кукушкой. Ровно в двенадцать часов они отбивали бой, открывалось окошко и из него выезжал на броневике, с указующим жестом Владимир Ильич и произносил: “Ку-ку”.

Совмещение несовместимого в оксюмороне, объединение двух противоположных частей создает, как в физике, эффект аннигиляции частицы и античастицы, сопровождающийся выбросом энергии. Объединение сакрального (образа великого вождя) и профанного (часы c кукушкой), вызывая множество амбивалентных эмоций, уменьшает исходную энергетику эмоционально значимого объекта1. По-видимому, это достаточно универсальный прием карнавальной культуры (в духе М. Бахтина – Бахтин, 1965) или смеховой (в духе Лихачева – Лихачев, 1984), кстати, необязательно ведущей к десакрализации объекта осмеяния. В глубоко религиозной средневековой Испании в дни карнавала прихожане вполне могли пародировать епископов и знать в духе раблезианских шуток на тему физического низа.

Интересно отметить, что этот анекдот уже не вызывает соответствующую эмоциональную реакцию у молодого поколения. Образ вождя перестал быть для них сакральным, а анекдот кощунственным, соответственно и дающим эмоциональный выброс. Очевидно, мы переживаем время не только “смерти богов” (Ницше), но и “смерти вождей”.

Можно вспомнить и отечественную телепередачу “Куклы” времен правления Б. Ельцина, в которой осмеяние политических лидеров вело скорее к их узнаванию и популяризации в народе, к приближению к народным персонажам (типа Василия Ивановича или Петьки с Анкой-пулеметчицей). В 1990-е гг. при вынужденной посадке правительственного вертолета с высшими государственными чиновниками где-то в глухой глубинке России к вертолету бежали местные жители с радостными криками узнавания: “Куклы прилетели!”

Приведем пример визуального аналога оксюморона: картина Ф. Гойи “Пожилая женщина, смотрящаяся в зеркало”, или “Las viejas” (эта картина имеет разные названия) (рис. 13 на цветной вклейке) – яркий пример оксюморона.

Картина выражает иронию сатирика, ему удалось создать выразительный острый и лаконичный образ пожилой женщины с ярким макияжем, характерными кокетливыми жестами и мимикой. Одежда, аксессуары, прическа – все это не сочетается с выражением лица и возрастом. Гротесковое преувеличение не остается незамеченным для зрителя: такой портрет воспринимается, с одной стороны, как глубоко психологичный, с другой – как юмористический.

Предыдущая | Следующая

Запись на приём к автору статьи, арт-терапевту Коротченко Е.А.