Яндекс.Метрика

К психоаналитической теории психосоматических заболеваний (продолжение)

Психосоматический больной как носитель симптомов своей группы

Я уже указывал на то, что первичная группа и ее неосознаваемая дина­мика имеет решающее значение для возникновения того нарциссического де­фицита в формировании границы Я ребенка, который, с моей точки зрения, лежит в основе психосоматического заболевания. Патогенетическая функция семейной группы, которая в формируемых ею структурах Я или слишком ри­гидно открыта по отношению к требованиям внешнего мира и бессознатель­ным конфликтам своих членов, или слишком ригидно закрыта по отношению к внешнему и внутреннему миру, подробно исследовалась на примере семей­ных групп психосоматических пациентов (Bateson et al., 1969; Cohen et al., 1954; Ammon, 1971a, b, с, 1973a, c).

Как будет подробно разъяснено в дальнейшем, в первичной группе воз­никают структурные предпосылки, позднее обусловливающие при соответству­ющих пусковых ситуациях психосоматическое заболевание. Сколь значимым являются при этом групповая ситуация и ее бессознательная динамика, пока­зывает ряд исследований, выявляющих корреляцию появления психосомати­ческих реакций с актуальной ситуацией в группе больного.

Например, Руеш (1948) с сотрудниками при социально-психологических исследованиях американского военно-морского флота достоверно обнаружил, что у членов личного состава, недавно произведенных в офицеры, выше заболевае­мость язвой двенадцатиперстной кишки, чем у их коллег с большим стажем. Важ­ным патогенным моментом являлось то, что эти пациенты чувствовали себя чу­жаками в новой группе. Фланц, Розенштейн, фон Уекскилл (1956) сообщали о пациентах, заболевавших язвой желудка в момент, когда в ходе послевоенных со­бытий они внезапно оказывались изолированными от своей привычной группы.

Тесную взаимосвязь принадлежности к группе и болезненного поведе­ния продемонстрировал Сопп (1958) в статистическом исследовании большой группы. Он установил, что почтовые служащие имеют иной ритм заболева­ний, сравнительно с другими, занятыми на производстве. Пик простудных за­болеваний в основной массе приходится на декабрь, у почтовых же служащих он появляется с двухмесячным запозданием, хотя именно в рождественские праздники рабочая нагрузка у них наиболее высока. Сопп указывает на то, что именно она защищает от заболевания. Я думаю, что пик болезней у населения в целом также нуждается в объяснении, и предполагаю, что существенную роль при этом играет «рождественская депрессия», наблюдаемая в психиатри­ческой и психоаналитической практике.

Рождество в нашей стране – прежде всего семейный праздник. Для боль­шинства неблагополучных семейных групп он становится «семейным ритуа­лом», связанным с сильнейшими актуальными конфликтами, эмоциональны­ми напряжениями и интенсивными воспоминаниями о пережитых разочаро­ваниях и катастрофах. Поэтому рождественский праздник становится в на­шем обществе, возможно, самым сильным и ригидным проявлением бессоз­нательного Сверх-Я, заметным сегодня прежде всего в деперсонаkизованном навязчивом потребительстве. Без сомнения, это – существенный фактор в пси­ходинамике патогенной волны у населения, которая в это время достигает максимума во всех формах заболеваний. Стрессовая ситуация для почтовых служащих выполняет, с моей точки зрения, в существенной мере защитную функцию по отношению к «рождественской депрессии», здесь кривая заболе­ваний достигает максимума по окончании маниакального периода защиты. Я понимаю, что высказываю лишь гипотезу, подтверждение которой потребова­ло бы обширных исследований. Важно подчеркнуть, что сама по себе произ­водственная нагрузка не является достаточным объяснением появления или ‘Отсутствия психосоматических заболеваний, становясь весомой лишь в об­щей цепи психосоматических взаимосвязей.

Подтверждение важности групповых отношений для возникновения бо­лезней дает также наблюдение Джореса, Путча (1959), говорящих о «смерти пенсионера», часто наступающей после прекращения профессиональной дея­тельности. Джорес (1960) справедливо полагает, что причиной большинства заболеваний является конфликт самореализации.

Важный материал о значении группы в процессе возникновения болезни дает также исследование, проведенное X. Г. Вульфом и его сотрудниками (Wolff et al., 1960). Они проводят сравнение болезненного поведения в трех разных группах населения, в которых выявлены заболевания на протяжении 16-20 лет.

Члены групп (речь идет о заводских рабочих мужского пола, служащих женского пола и китайских иммигрантах) приравнены по физическому состо­янию и переносимым нагрузкам в каждой группе, различия имеются лишь между группами. Зарегистрированные заболевания распределяются внутри группы неравномерно. В каждой группе примерно четверть ее членов имеет 50-75 % заболеваний, обнаруженных в группе в целом.

Дальнейшее исследование выявило, что у этих больных патология скап­ливается, как правило, тогда, когда они ввергнуты в сильные конфликты, свя­занные с эмоциональной интеграцией в социальное окружение. Вульф и со­трудники видят в этом подтверждение их тезиса о том, что заболевание следу­ет понимать как прямое следствие не внешних факторов, а неадекватных ре­акций на окружающие условия.

Нарушение развития инстинктов – предыдущая | следующая – Значение психосоциальной динамики для болезни

Психосоматическая терапия. Оглавление