Яндекс.Метрика

I. Психология больного

6. Психосоматические отношения

Изучение связей между психическими процессами как функциями нерв­ной системы и состояниями организма имеет для теории и практики ме­дицины решающее значение. Несмотря на то, что в этой области было получено большое количество отдельных наблюдений и эксперимен­тальных результатов, до сих пор не была создана целесообразная и все­ми признанная теория. Это объясняется большой сложностью, изменчи­востью и трудным пониманием процессов, происходящих в этой обла­сти, а также и методической сложностью их исследования.

А. Психосоматические отношения в пределах нормы дав­но известны и доступны каждому, по собственному опыту и по опыту окружающих. Мы можем различать два направления этих отношений:

1. Психосоматический процесс (Р — S).

Его исходным пунктом является определенное психическое состо­яние или смена состояний, которые вызывают физиологическую реак­цию организма. Наиболее выраженной эта реакция бывает при эмоцио­нальных отклонениях и аффектах, например, при радости, гневе, страхе. Некоторые авторы в этой связи говорят о «речи органов».

Рис. 36 Патофизиологическая схема грудной жабы

В обычной разговорной речи это встречается в ряде словесных оборотов: «это хватает за сердце», «это разрывает сердце», «упал камень с сердца», «сжалось сердце», «сердце в горле», «что у тебя на сердце», «у него нет сердца», «от этого болит сердце», «у него разрывается сердце», «доброе, мягкое, широкое сердце», сердечность, сердечный, «разрывающий сердце».

«Посинел от злости. Побледнел от ужаса. Покраснел от гнева. В нем не было ни кровинки. Покраснела от стыда. Вспыхнула от радости. За­таил дыхание. Хватал воздух ртом. У него потекли слюнки. От бла­женства пускал слюни. Не мог это проглотить. От этого переворачивает­ся у него желудок. От этого мне дурно. Это лежит у меня камнем в же­лудке. Я отравлен». (В экзистенционалистической философии и литера­туре мы встречаемся с тошнотой как с одним из основных жизненных ощущений – см. например, роман Ж. П. Сартра «Тошнота» – La nausee). Беспомощно захрипел. От ужаса у него волосы встали дыбом на голове. Я от тебя поседею. От ужаса у него побелели волосы. Она дрожала от страха. Он оцепенел от ужаса. У него задрожали колени. Человек без по­звоночника. Он все время горбится. Он облился холодным потом».

Был проведен ряд экспериментов, выявляющих соматическую реакцию на психические эмоциональные процессы. Поллман «обвинил» группу здоровых студентов медицинского факультета в недобросовест­ном отношении к учебе. У тех, которые реагировали сожалением, возму­щением или гневом он определял учащение пульса, повышение кровяно­го давления, минутного объема крови. Пфейффер и Вольфф наблюдали повышение кровяного давления у группы здоровых лиц во время дискус­сии об их эмоциональных проблемах. Срп и Коминек лично отметили статистически достоверное учащение пульса в результате применения разных психотравматических раздражителей в области стоматологии, которыми действовали на детей, взрослых лиц и на стоматологов. Раз­дражители были следующие: показ шприца для инъекций, щипцов для удаления зубов, подготовка к манипуляции, укол при введении анестези­рующего раствора. Другие авторы находили повышение уровня холе­стерина у студентов во время экзаменов; Фридманн и Розенман опреде­ляли то же самое у счетных работников в период усиленной работы.

Однако имеются психосоматические реакции, не содержащие выраженно эмоционального компонента. Например, вид лимона, т. е. прямой раздражитель, действующий на орган чувств, вызывает слюноотделение. Но слюноотделение наблюдается также при одном лишь предста­влении о лимоне. Оба эти процесса – если выражаться терминами из об­ласти высшей нервной деятельности – происходят в функциональных структурах первой сигнальной системы. Но исходным пунктом может быть и действие через вторую сигнальную систему – словесное описание лимона, вторично вызывающее представление о нем. Это, наверное, наиболее простая и технически наиболее доступная демонстрация воз­никновения простой, эмоционально индифферентной психосоматической реакции. Мы в этом убеждаемся постоянно, когда при помощи словесного описания вызываем представление о лимоне у студентов на лек­циях по медицинской психологии. Результат – т. е. слюноотделение – бывает положительным у 95 % и даже 100 % участников.

Банальную форму такого опыта провели многие малолетние зло­умышленники так, что во время концерта духового оркестра прогулива­лись перед музыкантами с хорошо видными лимонами в руках до тех пор, пока не заставляли музыкантов прервать концерт и вылить накоп­ленную слюну из своих инструментов.

В приведенных примерах мы имеем дело с результатом условности: прямые раздражители, воображение и словесное описание вызывают со­ответствующие условные рефлексы.

 

аггравация – предыдущая | следующая – реактивность