Яндекс.Метрика

Психопатоподобная форма

При этой форме обнаруживается сходство с некоторыми типами психопатий — шизоидной, неустойчивой, реже эпилептоидной, истероидной, а главное, именно психопатоподобными изменениями характера исчерпываются все проявления болезни. Бред, галлюцинации, симптомы психического автоматизма и другие продуктивные симптомы либо встречаются в качестве мимолетных явлений, не получающих развития и легко забываемых, либо по существу не отражаются на поведении. Негативные симптомы — изменения личности в виде снижения эмоциональности, падения активности, нарастающей замкнутости, формальных нарушений мышления — лишь неотчетливо проступают сквозь психопатоподобное поведение.

Психопатоподобная форма является одной из самых частых в подростковом возрасте, особенно у мальчиков. Подростковый возраст, будучи периодом становления характера, видимо, именно в области характерологических сдвигов оказывается наиболее уязвимым. Если вялотекущая шизофрения развивается в предподростковом возрасте, то она нередко начинается как неврозоподобная, а затем трансформируется в психопатоподобную [Головань Л. И., 1965].

Эта форма, особенно вначале, может представлять большие трудности в отношении дифференциального диагноза с психопа­тиями. Диагностическая задача должна решаться путем сопо­ставления разных вариантов психопатоподобных картин со сходныии типами психопатий и акцентуаций характера. Именно в связи с этой задачей необходимо выделение отдельных синдро­мов психопатоподобной формы, напоминающих отдельные типы психопатий. Иногда же все психопатоподобные картины при вялотекущей шизофрении сводят в один «гебоидный синдром», описываемый как «карикатурный пубертатный криз», что затруд­няет дифференциальную диагностику.

В первом издании данного руководства были выделены сле­дующие синдромы психопатоподобной формы в зависимости от их сходства с определенными типами психопатий: синдром нарастающей шизоидизации, синдром неустойчивого поведения, эпилептоидный и истероидный синдромы. Позднее сходное раз­деление психопатоподобных синдромов у взрослых осуществил Ф. В. Кондратьев (1982): «состояния, имитирующие шизоидную психопатию»; «истероподобный», «психастеноподобный» и другие синдромы.

Синдром нарастающей шизоидизации. Этот синдром является одним из наиболее частых при психопатоподобной шизофрении. Соответствующие черты в преморбиде, позволяющие говорить о шизоидной акцентуации, по данным А. А. Александрова [Патохарактерологические исследования…, 1981], встречаются более чем в половине случаев. У остальных до начала болезни не выявляется каких-либо ярких черт характера и лишь в опре­деленном возрасте —чаще всего в 16—17 лет — появляются и все более усиливаются шизоидные черты, достигающие иногда гротескных форм. Нарастает замкнутость, теряются прежние прия­тели, а новых не заводится, наступает некоторое охлаждение к близким. Учеба постепенно забрасывается. Иногда этому пред­шествует период усиленных, но малопродуктивных занятий — на заданные уроки тратится помногу часов, но они оказываются или невыполненными или сделанными на низком уровне. Вскоре руки опускаются и от учебы начинают вообще уклоняться.

Однако выраженного «падения энергетического потенциала» не наступает. Вместо апатии и абулии нередко приходится наблюдать довольно напряженную деятельность в области не­обычных увлечений или цепь энергичных, но поражающих своей нелогичностью поступков, как это будет видно в приведенной далее истории болезни.

Контакт с родными обычно нарушается. Эмансипационные устремления нередко проявляются в непонятных побегах или блужданиях по городу, по окрестностям, уходах в лес, в степь. Дальние побеги нехарактерны. Толковых объяснений причины уходов из дома обычно слышать не приходится: «гулял» — отвечает на расспросы подросток, пробродивший без пищи не­сколько суток по лесам и болотам. Потеряв прежних приятелей, новых знакомств либо вообще не заводят, либо они поражают своей необычностью — вступают в близкий контакт со случай­ными, незнакомыми людьми, явно не подходящими для компании. Попытка примкнуть к подростковым группам либо не предпри­нимается вовсе, либо быстро кончается неудачей.

Жизнь подростка может полностью заполняться необычными увлечениями (патологическими хобби). Например, один подро­сток все дни был занят вычерчиванием планов фантастических городов, отмечая на них своими условными знаками все транс­портные коммуникации, магазины, школы и даже общественные туалеты — десятки примитивных схем, как близнецы, были похожи друг на друга. Другой составлял планы футбольных и хоккейных чемпионатов для всех стран мира на много лет вперед. Третий все дни разъезжал по городу, «изучая» трамвайные маршруты. В качестве примеров подобных патологических хобби можно привести также ежедневное многочасовое сидение в кино на всех фильмах без разбора, конструирование примитивных самостре­лов, квалифицируемое как «создание нового оружия», соби­рание в местах прежних боев неразорвавшихся мин, гранат, патронов с целью «изучить их устройство». Хобби могут носить телесно-мануальный характер: многочасовое занятие гантелями, чтобы «нарастить мышцы» и «укрепить волю», подражание йогам, плавание в холодной воде и т. п. Коллекционерство может также становиться нелепым — например, собирание образчиков испражнений разных видов животных.

Три черты отличают подобные патологические увлечения: 1) вычурность и необычность для данного возраста и поколе­ния; 2) напряженность, крайнее озлобление, когда «мешают», заполнение ими всей жизни в ущерб развлечениям, прогулкам, сну, здоровью; 3) непродуктивность — никакого реального результата, тем более успеха, в излюбленной области не достигается, наоборот, иногда обнаруживается поразительная неосведомленность в азах, несмотря на непрестанные многочасовые занятия (увлекающийся химией не знает ее школьных основ, составитель планов городов элементарно не ориентируется в своем районе и т. п.).

Однако некоторые старые увлечения, возникшие и упрочив­шиеся еще до болезни, могут устойчиво сохраняться, когда учеба и все другие занятия уже заброшены. Подобное увле­чение шахматами, музыкой, рисованием и т. п. может оставаться не тронутым болезнью островком, где сохраняются и продуктив­ность, и собранность и даже эмоциональная живость.

Алкоголизация нехарактерна для данного синдрома. В редких случаях небольшие дозы алкоголя употребляются в одиночку в качестве своеобразного допинга, снимающего напряженность и дающего трудно описуемые приятные ощущения. Зато курят нередко очень интенсивно. Правонарушения, если и совершаются, то обычно в одиночку и бывают связанными с патологическими хобби (кража радиодеталей для «изобретательской работы», попытка устроить взрыв с целью испытать «новое оружие» и т. п.).

Сексуальная активность обычно ограничена интенсивным онанизмом, которым иногда занимаются, не очень прячась от окружающих, но при укорах или расспросах с озлоблением отрицают.

Андрей Е., 16 лет. Наследственность отягощена — один из родственников по отцу болен психозом. Вырос в неблагоприятной семейной обстановке. Отец злоупотреблял алкоголем, открыто изменял матери, к сыну относился с нена­вистью, считал, что жена забеременела не от него (хотя сын на него очень похож), любил и заботился только о младшей 12-летней сестре. Три года назад родители разошлись, через год появился отчим — отношения с ним хорошие. Отец иногда навещает дочку, приносит ей дорогие подарки, с сыном не разгова­ривает, его «не замечает».

Учился неохотно, плохо давалась математика. С детства увлекался насе­комыми (только жуками), собрал коллекцию из 200 экземпляров. В последний год пристрастился к зоопарку — ежедневно проводил там помногу часов. Таскал за собой младшую сестру — если она отказывалась, заставлял идти побоями. Со сверстниками не общался — с детства любит играть один или с сестрой.

Окончив 8 классов, сам решил поступить в лесной техникум, полагая, что по окончании будет жить один в лесу. Прошел по конкурсу, но заниматься не смог.

Бросил занятия и все дни проводил в зоопарке около клетки с тиграми. Когда был уволен из техникума, по настоянию матери поступил к ней на работу учеником гравера, с работой справлялся.

 

астеноипохондрический синдром – предыдущая | следующая – синдром неустойчивого поведения

Подростковая психиатрия. Содержание.