Яндекс.Метрика

Основные типы органических психопатий (продолжение)

Физическое развитие с умеренным инфантилизмом. При неврологическом осмотре — легкая асимметрия лицевой иннервации. На ЭЭГ — умеренные диф­фузные изменения.

При психологическом обследовании установлено, что интеллект на уровне ниж­ней границы нормы, имеются нестойкость активного внимания, инфантильность суждений и интересов.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный лабильно-неустойчивый тип, отме­чена склонность к диссимуляции личностных отношений, имеются указание на возможность формирования психопатии неустойчивого типа, умеренная склонность к алкоголизации. Самооценка — недостаточная: по шкале субъективной оценки достоверно черт какого-либо типа не выступило и не отвергалось.

Диагноз. Органическая психопатия неустойчивого типа умеренной степени.

Катамнез. С трудом окончил 8-летнюю школу. Работает слесарем. Часто прогуливает, выпивает в «своей компании», домой приходит пьяным. По настоянию матери снова был помещен в подростковую психиатрическую клинику. Здесь признался, что после праздников «загулял с ребятами», не хотелось идти на работу, много прогулял. Еще более отчетливо, чем прежде, выступили легкомыслие и некоторая эйфоричность. Черз год поступил в 3-й раз снова после длительного прогула (сам объяснил, что товарищ пошел в отпуск и уговорил его тоже погу­лять) — снова выпивал, бездельничал, дни проводил «на улице».

Органический эпилептоидный тип. Две эпилептоидные черты выступают на первый план: аффективная взрывчатость и (или) нарушения влечений. Стойкие дисфорические состояния менее характерны. Аффекты отличаются бурной вспышкой и быстрым истощением. Гнев и ярость легко сменяются слезами, жалобами, причитаниями. Если аффект конституциального эпилептоида мож­но сравнить со взрывом парового котла, который медленно закипа­ет, внезапно взрывается и еще долго дышит горячим жаром, то аффект при эпилептоидной органической психопатии скорее похож на вспышку пороха — от взрыва остается лишь быстро рассеива­ющийся дым.

Нарушения влечений более сходны с таковыми при конститу­циональной эпилептоидной психопатии. Они часто носят садист­ский характер. Нередко встречается гомосексуальность. В отличие от органической неустойчивой психопатии алкоголизация может быстро приобретать все признаки патологического пристрастия. Хотя обычно опьянения протекают тяжело, с яростью, агрессией, стремлением все бить и крушить, тем не менее легко может возни­кать потребность напиваться до «отключения».

Такие подростки, будучи очень обидчивыми, требовательными, неуживчивыми, все же не обнаруживают ряда неотъемлемых ка­честв эпилептоидного характера. Вместо тяжелой медлительности приходится видеть суетливость и непоседливость, вместо аккурат­ности и педантизма — неряшливость и даже нечистоплотность. При бурных аффектах в ответ на попытку со стороны покуситься на их собственность и интересы можно видеть небережливость их самих в отношении тех же вещей и самоличное пренебрежение теми же интересами.

Нередко при этом типе приходится встречать также заметные истероидные черты. Они более всего проявляются в демонстратив­ном суицидальном поведении и в приукрашивающих личность фантазиях.

Луиза В., 14 лет (наблюдение нашего сотрудника В. В. Егорова). Мать — без определенных занятий, вела разгульный образ жизни, лечилась от хрониче­ского алкоголизма Об отце ничего неизвестно.

Родилась от беременности с тяжелым токсикозом, недоношенной. Еще в родильном доме мать от нее отказалась. До 6 лет воспитывалась в Доме мла­денца, затем в Детском доме. Развивалась с задержкой: ходить начала с 2 лет, фразовая речь — с 3 лет. Часто болела пневмониями. С детства была раздражительной, вспыльчивой, грубой, драчливой, наблюдались онихофагия и трихотилломания, до 12 лет — энурез. В возрасте 6 лет была удочерена одинокой женщиной.

Когда исполнилось 14 лет, ее приемная мать, не в силах с нею управиться, отказалась от нее. С 1-го класса школы училась с трудом из-за неусидчивости, несобранности, рассеянности. В 10 лет была переведена из обычной школы в ин­тернат — в прежней школе была груба, избивала одноклассников. С 11 лет в интернате почти не жила в связи с частыми побегами. Первые побеги начались с 5 лет — убегала из детского дома, затем от приемной матери, чтобы «погулять», бродила по улицам. С 12 лет стала совершать дальние поездки, в основном на попутных машинах — побывала во многих городах. С того же времени стала курить, а затем и выпивать с подростками старше себя. Предпочитала пить водку, самогон. В последнее время во время побегов пила почти ежедневно до 0,5—0,7 л водки в день. В состоянии опьянения из того, что с нею было, «ничего не помнила». Около года, как стало тянуть опохмелиться по утрам.

Месячные с 10 лет. С 9 лет — упорный онанизм, мастурбировала по 2—3 раза в сутки. С ее слов, половую жизнь начала с 10 лет со старшими делинквентными подростками. В 14 лет забеременела, сделан аборт. Во время побегов вела беспо­рядочную половую жизнь, заразилась гонореей. Практиковала перверзные способы сношений. С 9 лет совершала мелкие кражи у приемной матери, во время побегов воровала съестное из магазинов самообслуживания. В последнее время стала красть спиртные напитки. Однажды так хотелось выпить, что разбила витрину магазина и похитила водку.

Из побегов возвращалась к приемной матери похудевшая, оборванная. По сло­вам последней, сразу начинала конфликтовать, стараясь довести ее до ярости, находя в этом «наивысшее наслаждение».

органические психопатии – предыдущая | следующая – истерические реакции

Подростковая психиатрия. Содержание.