Яндекс.Метрика

Введение

Психология в здравоохранении

Термин «психология в здравоохранении», который мы предложили двадцать лет назад (1957) укоренился (1959).

В настоящее время этот термин, обычно применяемый у нас (как и в формулировке «психология здравоохранения»), в мировой термино­логии не применяется так часто, и поэтому мы выбрали (хотя только для названия нашей книги) термин «психология в медицине».

В связи с тем, что термины «врачебная психология», «медицинская психология», «клиническая психология» являются понятиями, о кото­рых все время дискутируют в мировой литературе, и которые по-разному понимают, необходимо рассчитаться с ними. Для иллюстрации при­ведем некоторые взгляды наших и зарубежных авторов.

Гуенсбергер полагает, что врачебная психология – это изучение лич­ного влияния медицинского работника (врача) на больного. По его мне­нию к медицинской психологии относится психология физически боль­ного (патопсихология) и результаты кортиковисцеральной медицины, далее проблемы, связанные с общими медицинскими вопросами, и нако­нец, изучение некоторых абнормальных явлений, например, гипноза. (Ясно, что гипноз мы не рассматриваем как абнормальное явление, и нет причины для того, чтобы он относился к медицинской психологии).

Добиаш под понятием врачебной (медицинской) психологии пони­мает комплекс знаний и способностей, которые использует в своей де­ятельности врач; в коллективной книге, которую редактировали Вл. Вондрачек и Я. Добиаш (1969), врачебная психология характеризуется как комплекс знаний из психологических наук, которые позволяют врачу сознательно выбирать и целенаправленно применять психологические средства в любой фазе контакта с больным.

Станчак (1976) ограничивает врачебную психологию психологичес­кой стороной врачебной работы, работы медицинского персонала и больничной средой; следовательно, речь идет о специфической обла­сти психологии, направленной на значение взаимоотношения: врач – больной и его отражение в лечебном процессе.

Лагаш понимает медицинскую психологию как психологию невро­тических и психотических состояний (в сущности психопатологию) и Р. М. Фрайнфельс под медицинской психологией понимает более глу­бокое объяснение нормальной психики на основе психиатрических дан­ных.

Из новых авторов приведем еще советского исследователя М. Каба­нова, который стал преемником Мясищева в Ленинградском психоневрологическом институте им. Бехтерева. Он определяет медицинскую психологию как прикладную область психологии, которая применяется в медицине для исследования психических факторов, которые влияют на развитие заболевания, на его профилактику и его лечение, для изучения психических проявлений различных заболеваний в их динамике и для изучения характера отношений больного человека с его микросредой.

Как видно, здесь сохраняется традиция профессора Мясищева, ко­торый уже в 1952 году провозгласил, что вопрос психологии в медицине не является лишь вопросом психопатологии, а вопросом всей медици­ны ! В ходе каждой болезни необходимо иметь в виду и учитывать целую личность больного!

И наконец, профессор Либих из того же института видит область медицинской психологии в общем в пяти округах ее интересов: различ­ные нормы и патология психики – психические проявления болезни – роль психики в возникновении и течении болезни – роль психики в лече­нии болезни – и наконец, роль психики в препятствии болезни и в укреп­лении здоровья.

Хаос взглядов и мнений ждал бы нас, если бы мы еще занялись тер­мином «клиническая психология». Содержание его, к удивлению, сужено, например, Андре Рей определяет клиническую психологию как использование экспериментальных методов при изучении больного, а Лагаш понимает клиническую психологию как медицинскую психоло­гию (см. выше).

Станчак видит предмет клинической психологии в использовании психологических наук при исследовании психического компонента в этиологии и патогенезе психических, а также некоторых органических болезней (1976) и т. д.

В то время как одна концепция клинической психологии видит в ней применение психологии в медицинской клинической практике, то другая концепция расширила понятие клинической психологии и на область здорового человека, и наконец, и на область животных; свое начало она берет в Америке. Эта концепция возможна только при условии отожде­ствления клинической патологии с психодиагностикой, с «клиничес­кими» методами.

Это понимание отстаивал Витмер еще в 1896 году, который основал первую психологическую клинику при университете в Пенсильвании. Вскоре после этого была основана клиника для трудновоспитуемых де­тей, называемая «Институт для юношества» (Healy в Чикаго), и огром­ному росту числа психологических клиник в дальнейшем развитии спо­собствовало особенно движение за психическую гигиену Беерса. Речь шла о какой-то генерализации заботы о человеке и в немедицинских учреждениях. Около 1940 года в США было уже свыше 100 таких клиник. (Как правило они носят название Guidanse clinic, во Франции Centre medico- psychologique, в Италии Centro medico sociale di psicologia applicata и т. д.).

И у нас эту более широкую концепцию клинической психологии представляли уже в первой четверти нашего века консультации, а позднее – психодиагностические институты. (Автор этих срок, например, реализовал в рамках Общества Бабака по исследованию ребенка хорошо работающую консультацию с коллективным сотрудничеством психолога, психиатра, социальной работницы. Он проработал в ней несколько лет с 1926 года).

В нашем социалистическом государстве затем эти консультации стали учреждениями в виде психологических и воспитательных клиник, педагогическо-психолоических консультаций и т. д.

И. Кошчо, который присоединился к нашей концепции (см. «Пред­мет психологии»), ставит психологию здравоохранения и клиническую психологию между прикладными психологическими дисциплинами. Их задачей является: «Заниматься в биодромальном (в течение всей жизни) процессе пациентом личностью индивида – с точки зрения заболевания, его возникновения, течения, диагностики, терапии и лечения, профилак­тики, а в коллективе работников медицинских учреждений под ответст­венным руководством врача с возможностью самостоятельной работы, инициативы в указанных направлениях и применения в научных иссле­дованиях, обучении и усовершенствовании медицинских работников в психологии, применение в психологической экспертизе и в экспертизой деятельности, воздействием психолога в специализированных кон­сультациях (противоалкогольных, невротических) в санитарно-просветительной работе и т. д.». Врачебную психологию он понимает как следствие этой концепции: речь идет в ней о решении отдельных вопро­сов прямой медицинской помощи, об использовании данных психоло­гии в работе врача и остального медицинского персонала.

Речь идет не о полемике с высоко дискутабельными взглядами неко­торых авторов, которых мы привели для иллюстрации. Мы предоста­вляем читателю самому противопоставить их нашей концепции (1957, конференция в Смоленице, опубликовано в 1959 году).

Психология здравоохранения (психология в здравоохра­нении) является более высокостоящим понятием, причем клиническая психология составляет ее основную часть, почти сливающуюся с ней. Все-таки психология здравоохранения шире ее (к психологии здраво­охранения будет относится, например, и выбор окраски больничных по­мещений, архитектурное решение медицинских объектов, устройство среды, распорядок дня и т. д. с точки зрения их психологического воз­действия и т. под.).