Яндекс.Метрика

III. Мотивация и волевые процессы (воля). (Продолжение).

7. Деятельность и движения

Движения являются собственной формой действия, и поэтому движение также определяется характером или содержанием задачи, которая долж­на быть решена в результате этого действия. Это имеет большое практи­ческое значение и при контакте человека с человеком. По характеру дви­жения мы можем судить о характере поступка и о его смысле.

Основными формами движения, по Рубинштейну являются следу­ющие :

 

  1. Осанка (движение мышечной аппаратуры).
  2. Локомоция, особенно походка и осанка при ходьбе (в настоящее время ходьбе посвящен целый обширный раздел психологии. Ср. напри­мер, Китц/107/).
  3. Выразительные движения лица и всего тела (мимика и пантоми­мика), отражающие более грубые и более тонкие эмоциональные пере­живания
  4. Семантические движения как носители значения, смысла: снятие шляпы с головы, поклон, отрицательное или положительное движение головой, рукопожатие, аплодисменты. В жестах отражается история (на­пример, мы изучаем формы приветствия у разных народов, у разных общественных формаций или актуальное состояние одной и той же об­щественной формации: приветствие хулигана – приветствие утонченно­го культурного человека)
  5. Речь также является двигательной функцией: интонация, акцент, сила голоса, темп отражают эмоциональную сторону и проецируют личность
  6. Рабочие движения, различаемые по виду профессии и по отдель­ным трудовым операциям.

Психология движений еще не разработана в достаточной степени, хотя по отдельным областям ее были произведены солидные исследова­ния.

Следовательно волевое действие является «целенаправленным действием, благодаря которому человек планомерно осуществляет цель, подчиняет импульсы сознательному контролю и изменяет в зависимо­сти от своих планов действительность» (Рубинштейн).

Между познанием (оценкой) и волей имеется такая же связь, как ме­жду теорией и практикой.

8. Интенсивность волевого усилия

Интенсивность волевого усилия может приобрести даже патологические формы в смысле ослабления или усиления процессов возбуждения или торможения в стадии борьбы мотивов, рассуждений и желании, предшествующих собственному действию.

У людей в состоянии истощения наблюдаем снижение волевой ак­тивности (гипобулию), у людей, совершенно истощенных, или у людей в состоянии депрессии наблюдаем отсутствие волевого усилия (абулию), в то же время как у людей с так называемой «сильной волей» наблюда­ем гипертрофию волевых проявлений – гипербулию, которая часто на­ходится в диспропорции между импульсом и величинои усилия, затра­ченного на реализацию цели.

Могут наблюдаться также и навязчивые действия, частично относя­щиеся уже к психопатологии. Однако нам известны и навязчивые по­ступки совершенно нормальные, в смысле навязчивых импульсов, при­нуждающих к определенному типу действия. Так, например, мы испы­тываем навязчивое желание переступить через связующие линии торцов на тротуаре; идем убедиться в том, выключили ли мы газ, закрыли ли мы входную дверь и т. п. Если мы не можем преодолеть эти навязчивые действия с помощью разума и своего решения, то такие явления стано­вятся патологическими и относятся к области психиатрии.

Именно таким образом негативистические действия и проявления могут быть действиями, необходимыми при развитии (например, у де­тей в период так называемого первого упрямства) независимо от того, идет ли речь об активном негативизме (ребенок действует совершенно противоположно приказанию), или о пассивном негативизме (упрямит­ся, не слушается).

С точки зрения воли – это явление, связанное с развитием личности, которая хочет проявить себя – интенсивность воли здесь чрезмерна. Сле­довательно, здесь имеет место актуальная гипербулия как негативистическое проявление социальной реакции.

эргограмма – предыдущая | следующая – панические реакции