Яндекс.Метрика

Механизмы формирования негативного отношения к отдельно проживающему родителю (продолжение)

2) Психологическое индуцирование. Одним из наиболее частых механизмов формирования у детей негативного отно­шения к отдельно проживающему родителю является психоло­гическое индуцирование, которое может осуществляться в раз­личных формах от отражения ребенком мнений и оценок значи­мых взрослых до активного настраивания ребенка взрослыми, с которыми он проживает. Психической индукции способствуют, с одной стороны, естественная возрастная незрелость детей, их внушаемость; а с другой стороны, повышенная эмоциональная близость с проживающим совместно родителем. Необходимой предпосылкой для психологического индуцирования является охваченность проживающего с ребенком родителя враждебно­стью в отношении бывшего супруга и нежелание оградить ре­бенка от вовлечения в семейный конфликт.

При наличии психологического индуцирования изложе­ние ребенком сведений об отдельно проживающем родителе и отношениях с ним эмоционально насыщенно. Обвинения, ко­торые предъявляет ребенок к родителю, часто не подтвержда­ются материалами гражданского дела и результатами эксперт­ного освидетельствования родителя, но полностью соответ­ствуют тем обвинениям, которые предъявляет к отвергаемому ребенком родителю его бывший супруг.

В ряде случаев враждебность к отвергаемому родителю у детей носит сверхценный характер и может сопровождаться индуцированными сензитивными идеями отношения, которые определяют поведение подэкспертных (Сухарева, 1955; Кова­лев, 1985; Макушкин, 1996). Так, подэкспертный 3. отказывался от принесенных матерью гостинцев, опасаясь, что она могла добавить в них снотворное, чтобы «выкрасть» его. Очень ха­рактерным является изменение личностно-смысловой памяти с нарушением ее избирательности или искажениями, достигаю­щими в некоторых случаях уровня криптомнезий. Многие дети не могли вспомнить ни одного приятного эпизода, связанного с отвергаемым родителем. Другие с аффективной охваченно­стью рассказывали о неприятных событиях, связанных с от- вергаемым родителем, воспоминания о которых с большой вероятностью не могли быть полностью самостоятельными в силу маленького возраста ребенка и большой давности собы­тия или в силу уровня осмысления ситуации, превышающего возможности данного ребенка. Так, подэкспертный К. с убеж­денностью вспоминал, что его мать в течение нескольких лет постоянно находилась в состоянии алкогольного опьянения. Пояснил, что в доме были бутылки из-под вина, у мамы был «пьяный» взгляд. При расспросе сообщил, что сам лично он бутылок не видел, а об их существовании знал от отца, о том, что мама была «пьяной», узнал от него же.

Наличие у ребенка негативного отношения к отдельно проживающему родителю вследствие некритичного принятия мнений и оценок значимых взрослых при его идентификации с ними можно проиллюстрировать следующим примером.

Экспертиза проводилась несовершеннолетнему Ш„ 5 лет, и обоим его родителям. В период совместного проживания отец уделял ребенку много внимания, мальчик был к нему очень привязан. Родители подэкспертного проживали раздельно уже полтора года. Через месяц после того, как родители разъ­ехались, отец договорился с матерью, что ребенок поживет у него несколько дней, однако в последующем сына не вернул, считая, что он обеспечивает ему лучшие условия для прожи­вания и развития. В период проживания с отцом общение не­совершеннолетнего с матерью было ограничено: отец не по­зволял ей видеться с ребенком наедине, ограничивал частоту и продолжительность встреч. Когда один раз она приехала без предварительного согласования, отец не пустил ее в квартиру, спросил у сына, хочет ли тот встречаться с матерью. Ребенок кивнул головой: «да», но ответил, что встречаться не хочет. На следующий день отец заявил матери, что они с сыном не хо­тят, чтобы она приезжала и больше он ей общаться с сыном не даст. На момент экспертизы ребенок больше года прожи­вал с отцом, с матерью виделся крайне редко и нерегулярно.

Во время беседы мальчик говорил, что «хочет жить с папой, потому что больше его любит». На вопрос, почему он больше любит папу, отвечает, что «папа его любит, а мама — нет». Дру­гих причин того, почему он предпочитает жить с отцом, при направленном расспросе не называл. Он так думает потому, что «она к нам и не приходит». Говорил, что мама приезжала к нему всего два раза, покупала ему игрушки, «чтобы его за­брать». При экспериментально-психологическом исследова­нии было установлено, что отношение ребенка к матери носит внутренне конфликтный характер с элементами негативизма. Было дано заключение, что данное отношение к матери связано с особенностями сложившейся семейной ситуации (отсутствие регулярных контактов с матерью), а также его вовлечением в хронически протекающий эмоциональный конфликт между родителями. Указывалось, что сохранение внутрисемейного конфликта может оказать негативное влияние на дальнейшее эмоциональное и личностное развитие несовершеннолет­него. Отмечалось, что, несмотря на высказываемое ребенком нежелание встречаться с матерью, а также чувство обиды на нее, у мальчика выявляется потребность в близких позитивно окрашенных взаимоотношениях с матерью, в связи с чем было рекомендовано проведение психокоррекционной работы, на­правленной на восстановление взаимоотношений несовершен­нолетнего с матерью, а также изменение всей совокупности детско-родительских отношений.

формирование негативного отношения – предыдущая | следующая – настраивание ребенка против отдельно проживающего родителя

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.