Яндекс.Метрика

Проблема активности бессознательного при сне и в гипнозе (сфера бессознательной психической активности)

В статье крупного французского исследователя физиологии и психологии сна А. Бургиньона (“Сон как проблема промежуточная между психофизиологией и психоанализом”) представлен сжатый экскурс в историю формирования современных представлений о психофизиологии сна. Автор напоминает, в частности, что известные открытия А. Азеринского, относящиеся к 4953 г., были предварены в какой-то степени полузабытыми ныне данными, полученными советскими авторами М. Р. Денисовой и Н. Л. Фигуриным еще в 1926 г. Сопоставляя современные представления о психофизиологии она с теоретическими положениями психоаналитической школы, автор приходит к выводу, что идейный кризис, который испытывает сейчас психофизиология сна, в большой степени обусловлен недооценкой роли бессознательного и что именно эта недооценка мешает свести многочисленные и часто противоречивые факты в единую концепцию. Особый интерес представляют приводимые Бургиньоном данные о постепенно раскрывающейся сложности (закономерной неоднородности) функциональной структуры фазы “быстрого” сна: вычленение в этой структуре подфаз фазической и тонической, или, иначе говоря, – подфаз, сопровождающейся и не сопровождающейся движением глаз, и связывание каждой из них с разными формами психической активности; переход к использованию вместо постепенно, по-видимому, устаревающего – как категория слишком глобальная-понятия “быстрый” сон более дифференцированной терминологии, предусматривающей, что фаза “быстрого” сна состоит функционально “по крайней мере из двух последовательных периодов: периода “первичного визуального переживания” (PVE) и периода “вторичного когнитивного переживания” (SCE).

Упоминая эту весьма характерную, подчеркиваемую Бургиньоном общую тенденцию в развитии представлений, нельзя не отметить, что сам факт закономерно проявляющейся сложности психофизиологической структуры “быстрого” сна является немаловажным дополнительным доводом в пользу уже нами выше охарактеризованной “информационной” концепции сна и, в частности, в пользу происходящей, по-видимому, в фазе “быстрого” сна (в ее когнитивной подфазе?) какой-то координирующей реорганизации эмоционально-мотивационно окрашенных психологических установок (феномен “примирения”?).

Широко известным американским исследователем проблемы сна и клинического значения различных его фаз Ч. Фишером (“Физиологические корреляты неосознаваемых психических процессов…”) представлены весьма интересные в теоретическом и клиническом отношении данные о возможности устранения некоторых патологических синдромов (ночных кошмаров, депрессивного состояния, нарколепсии и др.) путем фармакологического воздействия на разные фазы сна (подавление “стадии 4” или “быстрого” сна). В свете описываемых Фишером наблюдений, – как его собственных, так и принадлежащих другим исследователям, – становится более понятным происходивший на протяжении последних лет пересмотр преобладавших одно время представлений о только патологизирующем эффекте длительной депривации “быстрого” сна. Как оказывается, такое подавление может выступать иногда в качестве даже терапевтического фактора, снимающего некоторые клинические синдромы, – хотя и ценой (как это видно из данных самого Фишера) определенных нежелательных сдвигов в структуре психических функций и личности. Несмотря на возникающие в этой связи неясности, можно ожидать, что в результате экспериментальных исследований, производимых Фишером (а также Вайэтом, Освальдом, Фогелем и др.), придется со временем внести немалые, по-видимому, изменения в представление о функциональном значении разных фаз сна, уточняя как отношение последних к патогенезу клинических расстройств, так и их связь с различными формами развертывающейся во сне неосознаваемой психической деятельности.

В статье Л. П. Латаша (“Сон как сфера бессознательной психической активности”) приводится система доказательств наличия неосознаваемой психической активности в дельта-сне. Автором обосновывается важное для понимания этой активности представление о возможности переноса функциональной интерпретации ряда физиологических явлений, наблюдаемых в условиях бодрствования (КГР, изменение ритма сердечной деятельности и др.), на них же, при их возникновении во сне.

В работе В. С. Ротенберга (“Активность сновидений и проблема сна”) затрагивается вопрос о существе психологической роли сновидений. Автор исходит из информационной концепции сновидений и обосновывает представление о последних как об особой форме “психологической защиты”, приводящей к нейтрализации эмоциональных конфликтов на основе использования возможностей невербального мышления.

Сообщение А. М. Вейна, H. Н. Яхно, В. Л. Голубева (“Психофизиологические корреляты бессознательных процессов во время сна”) посвящено анализу различных физиологических процессов, наблюдаемых во время сна, в их связях с бессознательной психической деятельностью. Авторы опираются на результаты исследований сна в условиях неврологической клиники.

К. Халл и Н. Нордби (США) в своей работе (“Эмпирические доказательства вневременной природы бессознательного”) рассматривают отражение в сновидениях мотивов поведения на разных уровнях онтогенеза (дети, подростки, взрослые). Авторы приходят к выводу, что основные мотивы, связанные, по их мнению, с бессознательным (“Оно”), после пятилетнего возраста (возраст завершения развития бессознательного, согласно психоаналитической концепции) мало варьируют на протяжении остальной жизни. Развитие личности придает этим мотивам, по мере становления и усложнения отношений субъекта к миру, новые формы, но мало изменяет их по существу.

 

гипноз и сон – предыдущая | следующая – гипнотический сон

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым