Яндекс.Метрика

Оценка психического состояния родителей, проходивших КСППЭ в спорах о воспитании ребенка (продолжение)

Подчеркивал, что беременность жены была для него очень ра­достным событием, он хотел ребенка, надеялся на рождение мальчика. После рождения сына брал на работе отпуск, вме­сте с женой ухаживал за новорожденным. Рассказывая о том, как ребенок рос и развивался, называл игрушки, к которым мальчик проявлял интерес в разном возрасте, описывал свои совместные игры с сыном. Указывал, что из-за большой занятости на работе не имел много времени заниматься с ребенком и всегда хотел, чтобы это делали специалисты, например, педа­гоги детского дошкольного учреждения. Высказывал озабочен­ность тем, что сын воспитывается в замкнутых условиях, не посещает детский сад, мало общается со сверстниками, лишен возможности общаться с отцом. Считал, что из-за этого сын формируется по характеру более тихим, менее общительным, чем мог бы быть. В связи с тем, что, по мнению подэкспертного, на первом году жизни мальчик был очень шустрым, полагал, что данные индивидуально-психологические качества могли «не быть природной характеристикой» мальчика, а сформиро­ваться в условиях воспитания его в семье матери. Пояснял, что не испытывал обеспокоенности за развитие ребенка до того момента, как, разговаривая с женой по телефону, узнал от нее, что мальчик, которому на то время был 1 год 10 месяцев, сидит в манеже. Был этим очень недоволен, сделал вывод, что ребен­ку «не дают бегать по квартире», ограничивают его активность. Считал, что сын стал менее подвижным, у него ухудшился цвет лица, стал «желтоватый». Указывал, что на первом году жизни ребенок был полностью здоров, а на втором году находился на учете у нескольких специалистов в связи с рядом появивших­ся у него заболеваний, в том числе «синусовой аритмии», что связывал в частности с тем, что мальчик недостаточно много гуляет. После этого стал беспокоиться об условиях воспитания сына, искать подходящее для него детское учреждение, запи­сал его в развивающую группу Монтессори, куда жена сына не отвела. При расспросе о содержащихся в материалах дела данных об убежденности подэкспертного в наличие у сына психического или неврологического расстройства, намерении госпитализировать его в стационар для обследования, — пояс­нил, что пытался таким образом «привлечь внимание» органов исполнительной власти, суда к ситуации в семье. Говорил, что специально «усугублял ситуацию», потому что «суды и органы опеки — на стороне матери». При общении с сыном Г. проявлял теплое, эмоционально-ценностное отношение к нему. Называл его ласкательными именами, стремился к контакту с ним, брал его при возможности на руки, обнимал его. Продуктивных психотических расстройств в виде бреда, обманов восприятия при целенаправленной клинической беседе у подэкспертного выявлено не было. Злоупотребление спиртными напитками

в течение жизни, сведения о запоях, в том числе с психоти­ческими эпизодами, категорически отрицал. Заявил, что он воспитывался в религиозной семье, не курит, спиртных на­питков не употребляет. Интеллект, память нарушены не были. В поведении был адекватен, упорядочен. Эмоциональные ре­акции полностью соответствовали контексту беседы. Критика к состоянию и сложившейся ситуации была сохранена. При экспериментально-психологическом исследовании каких-либо нарушений в интеллектуально-мнестической сфере подэк­спертного отмечено не было. Среди личностных особенностей подэкспертного были выявлены, в частности, низкий уровень тревоги и высокий контроль над эмоциями и поведением, вы­сокий уровень эмпатии, конформность в поведении при отсут­ствии зависимости в принятии решений, сформированность личностных и эмоциональных структур. Анализ результатов методики АСВ не выявил у подэкспертного нарушений в стиле воспитания. Было дано заключение, что Г. каким-либо психи­ческим расстройством, в том числе синдромом зависимости от алкоголя, не страдает. Выявленные в ходе патопсихологиче­ского обследования индивидуально-психологические особен­ности, а также стиль воспитания Г. не оказывают негативного влияния на психическое и психологическое состояние несовер­шеннолетнего. Подчеркивалось, что взаимоотношения между Г. и его сыном основаны на эмоциональном принятии, стрем­лении к кооперации и сотрудничеству.

В связи с тем, что психическое расстройство родителя мо­жет повлечь за собой различные правовые последствия от опре­деления порядка общения с ребенком с ограничением частоты и продолжительности встреч или с обязательным присутствием третьих лиц, — до ограничения родительских прав, экспертное заключение об отсутствии признаков психического расстрой­ства у родителя имеет важнейшее юридическое значение.

При выявлении у родителя психического расстройства предметом экспертизы являлось установление наличия или отсутствия неблагоприятных для психического развития ре­бенка и опасных для его жизни последствий осуществления родительских прав данным родителем, с учетом психическо­го состояния и динамики его заболевания. Следует отметить, что большинство зарубежных авторов подчеркивали, что сама по себе постановка психиатрического диагноза не является за­дачей экспертизы в спорах о воспитании; наличие у родителя психического заболевания должно учитываться лишь в той степени, в которой оно может отразиться на его способности к выполнению родительских функций (Herman, 1990; Baerger, 2002; Ackerman, 2006).

Заключение о том, что пребывание ребенка с родителем, страдающим психическим расстройством, которое с учетом актуального психического состояния, динамики заболевания, его выраженности и тяжести представляет непосредственную опасность для ребенка или определяет неспособность родите­ля к адекватному обеспечению индивидуальных потребностей развития ребенка, было дано в четырех случаях (остаточная шизофрения, два случая параноидной шизофрении, паранойя), что составляет 40% от всех подэкспертных, у которых при экс­пертизе было выявлено психическое расстройство.

В остальных случаях (60%) было дано заключение, что наличие у родителя психического расстройства (в связи с его клиническими особенностями и динамикой) не оказывает не­гативного влияния на психическое состояние и развитие ребен­ка, не оказывает существенного влияния на характер детско- родительских взаимоотношений.

психическое состояние родителей – предыдущая | следующая – индивидуально-психологические особенности родителя

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.