Яндекс.Метрика

VI. Психотерапия (продолжение)

Интересный опыт с группой ауторегуляции (10 бесед пациентов без присутствия терапевта) получили М. Боухал и М. Куклета (бесе­ды длились всегда 90 минут и проводились 1 раз в неделю). Пациенты, которые сами выбирали координатора бесед, ограничились в общем обычными темами (родители и дети, любовь и дружба, современная мо­лодежь и т. д.), за исключением одной необычной темы: как нас примет коллектив после возвращения на работу.

Беседы делают возможным эмоциональное раскрепощение, коллек­тивный опыт, снижают чувство изолированности, они усиливали способность понимать положение других и вместе с другими испытывать чувство ответственности при решении ситуации. Они вели к коллекти­визму группы и предоставили психотерапевту новые аспекты (группа во время беседы снималась скрытой камерой и записывалась на магнитофон без ведома пациентов) для анализа отдельных личностей.

Б. По специфическим психотерапевтическим методам

I. Методы рациональной психотерапии

1. Персуазия: мы имеем в виду не старое «переубеждение», а неза­метную, ненавязчивую аргументацию (например, лечение алкоголиков).

2. Экспликативная кларификационная психотерапия объясня­ет больному сущность заболевания, его механизм, функциональный, а не органический характер невроза, разницу между неврозом и психо­зом (чтобы пациент не боялся того, что сойдет с ума); инструктирует как справляться с отдельными симптомами и т. п.

3. Психагогика, ориентация в ценностях или реориентация. Под психагогикой мы не подразумеваем старую форму Поля Дю­буа (моральная ортопедия), моральное воспитание пациента – хотя и в этом понятии уже видна связь с ориентацией в ценностях. Мысливечек называет персуазией стремление «воздействовать на мнение больно­го путем эмоциональной реактивности»; Гуенсбергер видит в персуазии задачу отстранить правильным воспитанием последствия болезни, особенно дисхарактерные перемены и ввести пациента в жизнь. Такое довоспитание мы и называем «психагогикой».

Проблема воспитательного руководства привела Портнова и Федо­това уже 10 лет назад к тому, что уже тогда они внедряли понятие « медицинской педагогики», как системы мероприятий с медицинским значением. Мясищев характеризовал психотерапевта прямо как личность, «с помощью которой учатся овладевать авторегуляцией», так что без преувеличения можно сказать, что «здесь врач становится для больного учителем жизни».

Роджерс, Акслин, Тауш – представители так называемой неуправля­емой психотерапии – понимают ее как «воспитательный процесс макси­мальной интенсивности и концентрации». Венгр Велдеши основывает Школу больных.

Мы не согласны с отождествлением психотерапии с воспитанием, хотя оба они пользуются средствами значения социальной интеракции. Разница между воспитанием и психотерапией весьма существенна. Воспитание (с точки зрения здоровья) есть или должно быть профилактикой маладаптативных и нежелательных реакций и укреплением системы ав­торегуляции. А психотерапия, наоборот, является лечением там, где эта воспитательная профилактика расстроилась и где проявились наруше­ния (парентогения, педагогения).

Мы должны были бы провести строгое отличие психотерапии от психагогики. О психотерапии можно говорить только там, где целью является лечебное действие. Ведение клиента в супружеских консультациях, в консультациях по выбору профессии и т. д. является не психоте­рапией, а психагогикой.

Это принципиальное различие не делается даже в рекомендации трудовой группы «Психотерапия социалистических стран» (Прага 1973, Варшава 1976), в которой хотя и правильно говориться о том, что «тео­ретические и практические сведения и опыт психотерапии будут все больше использоваться и во внемедицинских общественных и научных областях (педагогика, спорт, право, консультативная служба)», но не­правильно требуется «институализация психотерапии, выходящая за рамки медицины».

Ориентация в ценностях и реориентация являются одной из попыток укрепить высшую систему ауторегуляции. Вопрос ценностей становится в психотерапии предметом всеобщего интереса (и нас на этот вопрос обратили внимание Вондрачек, Конечный, Соукал, Геруфек и др.). Соукал считает, что характер ценности получает предмет или личность (вода для жаждущего, любимый человек для любящего), состояние (душевное спокойствие, удобство) и его изменения, действия, отно­шения и т. д. Далее он считает, что ценностью становится то, что являет­ся средством, условием или целью удовлетворения какой-нибудь по­требности. (Цель потребности: насыщение; средство: пища; условие: деньги).

Мы считаем, что каждый человек имеет свою систему ценностей и профиль как следствие определенной ценностной ориентации.

Иерархия ценностей, которая находится в согласии с законо­мерностью человеческого существования, соответствие индивидуальных ценностей, признанных обществом, превосходство ценностей высшего порядка (например, моральных ценностей над биологическими ценно­стями), прочность иерархии ценностей и системы ценностей по сущест­ву являются очень действенными ауторегуляторами. Люди с прочной системой ценностей, например, гораздо лучше переносили муки катор­ги, даже смерть, и наоборот, люди без ценностной ориентации опуска­лись до уровня примитивных биологических реакций.

сообщество – предыдущая | следующая – абреакция