Яндекс.Метрика

132. О специфике проявления национального в музыкальном творчестве Стравинского в свете общей теории сознания и бессознательного психического ()

Для того, чтобы объяснить всю сложность и противоречивость глубинной психологии композитора, обратимся к новейшей советской теории сознания и бессознательного психического, разработанной профессором А. Е. Шерозия [9; 10] на категориальной основе психологии установки (школа Д. Н. Узнадзе). Согласно этой теории личность полностью реализует себя в общественной практике и в сфере творчества по активной схеме экзистенции на уровне сознания и бессознательного психического как единой системы отношений в их взаимо-компенсирующей и взаимоисключающей связи [10]. В современной психологии все еще не имеется другой теории, столь широко охватывающей и глубоко освещающей в своем системном подходе к категории личности путем исследования ее взаимоисключающих и взаимокомпенсирующих собственно-психологических, эпистемологических, эстетических и прочих характеристик сложнейшие, зачастую глубоко скрытые, процессы творчества, в данном случае – творчества композитора.

Сознание и бессознательное психическое рассматриваются в этой теории как единая “биномная” система отношений в условиях их непосредственной активации той или иной установкой личности на будущее. Отношение сознания и бессознательного психического проявляется здесь как в вечном сопротивлении, оказываемом бессознательным психическим, так и в вечном вытеснении последнего со стороны сознания. Для сознания это – отношение к своему двойнику, тогда как для бессознательного психического это, наоборот, – отношение к своему подлиннику. Однако подлиннику никогда неизвестно ни о том, когда этот двойник покинул его, ни о том, когда и в какой форме он опять к нему вернется [10, 470]. Функционирование сознания и бессознательного зависит “от лежащей в их основе целостной модификации личности через ту или иную ее актуальную потребность и ситуации, могущие удовлетворить эту потребность в том или ином направлении – от так называемого установочного состояния данной личности” [10, 471].

Система “установка – сознание – бессознательное” в состоянии, таким образом, реализовать всю совокупность фундаментальных отношений личности – к самой себе, к “Другому” и к “Суперличности”. Под системой фундаментальных отношений личности к самой себе подразумевается личность как субъект для себя (самосознание); под системой ее отношений к “Другому” – не только отношение к другому как к себе подобному, но и к другому как к объекту этих отношений, как к природе. Особое место в фундаментальных отношениях личности отводится “Суперличности”, ибо “личность как и само ее сознание, лучше всего оценивать по ее отношению к этой самой Суперличности. При этом хорошо открывается и весь мир ее психики, особенно в статусе ее собственно-психологических и эстетических отношений” [10, 498]. Суперличность – это не нечто сверхсильное или сверхъестественное. Это – своего рода инобытие личности, имеющее отношение и к “Другому” и к природе через посредство этой самой личности, – “это мир объективно значимых для нее явлений, который она всегда ставит выше себя и над которыми она впоследствии всегда поднимается, как бы проверяя себя и свои возможности на высшем уровне – на уровне Суперличности” [там же]. Причем, согласно общей теории сознания и бессознательного психического, о которой у нас идет речь, “система фундаментальных отношений личности в такой же мере измеряет сознание и бессознательное психическое, в какой они реализуют ее на высшем уровне – на уровне Суперличности” [10, 499].

Важно подчеркнуть, что особую актуальность, значимость и эффективность общая теория сознания и бессознательного психического обнаруживает в процессе исследования интересующей нас проблемы – проявления национального в психологии музыкального творчества. Это понятно, ибо наша цель заключается в изучении логики структурной связи между психологией музыкального творчества композитора и системой его фундаментальных отношений как личности.

Следует учесть, что “индивидуальная психология с самого начала является одновременно и социальной психологией” [8]. Согласно данным современной социальной психологии, социальное окружение накладывает отпечаток на индивидуальность преимущественно в процессе формирования психики и поэтому исследования национального характера, так же как и эволюционной психологии, охватывают, в основном, период от раннего детства до зрелого возраста. Разумеется, психологическое развитие не кончается с достижением зрелости и социальное окружение способно внести изменения в личность и по достижении зрелого возраста, вплоть до старости. Однако для раскрытия национального характера в психологии музыкального творчества важно исследование особенностей формирования психики композитора именно с самых ранних лет до достижения зрелого возраста, так как социально-культурная детерминация сказывается особенно на данном этапе, ограничивая варианты возможностей психики сформировавшейся личности, которая в ином национальном окружении могла бы развиться иначе.

Наибольшего успеха в разработке проблемы национального характера на сегодняшний день добилась “теория научения” (Learning theory) – одно из направлений современной американской социальной психологии – обладающая положительными чертами с точки зрения марксистской методологии. Опираясь в своих основных положениях на установленный И. П. Павловым принцип обусловливания и выдвинутый К. Марксом социальный детерминизм, теория научения подключает к ним данные современной культурной антропологии (М. Мид, Г. Бейтсон, Р. Бенедикт). Развитие принципов теории научения логически привело к понятию приобретенной в процессе социализации установки. Научение выполняет в процессе формирования личности доминирующую роль. Поэтому для изучения национального характера Г. Бейтсон предлагает “исследовать личность в условиях “контекста научения”, характерного для данной национальной среды” [13]. Согласно теории научения, национальный характер в личности складывается именно благодаря усвоению специфических норм поведения (установок, характерных для общественно-культурной системы своей страны). В личности вырабатывается предрасположение к реакции на определенные культурные стимулы. “Культура, – пишет Дж. Гиллин, – обеспечивает ряд, ставший стереотипом стимулирующих ситуаций, для этих стимулов культура стремится добиться специфических ответов… и эти ответы затем укореняются в личности как “привычки” под постоянным воздействием различных форм поощрения и наказания” [15, 987]. В процессе влияния национальной среды, осуществляющегося через общение с родителями, сверстниками и по другим каналам воспитания и образования, формирующаяся личность научается своеобразной манере поведения и реагирования, приобретая одновременно определенную национально обусловленную установку. Предрасположение к национальному характеру, выработанное под. воздействием различных методов “поощрения и наказания” со стороны воспитателей, позднее закрепляется личностью последовательным подражанием, идентификацией и изучением образцов национальной культуры, бессознательно используемых в дальнейшем в индивидуальном опыте.

 

 

национальное – предыдущая | следующая –

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым