Яндекс.Метрика

Восприятие предметов (прогнозирование)

Традиционно считалось, что такое интермодальное прогнозирование является продуктом научения. Согласно приводившейся аргументации, зрительные и тактильные ощущения — это ощущения разных модальностей, по­этому единственная возможность прогнозирования инфор­мации, потенциально доступной другому органу чувств, состоит в ассоциативном научении. Случайное прикос­новенно к предмету одновременно с его попаданием в поле зрения позволяет ребенку постепенно научиться оценивать размеры предмета: осязание, таким образом, как бы учит зрение. Этот аргумент возник в споре между взрослыми. При теоретизировании не принимались во внимание ре­зультаты наблюдении за развитием младенцев и детей более старшего возраста. Недавно эта теория подверглась резкой критике, так как она оказалась не в силах объяснить результаты некоторых экспериментов на взрослых (Рок и Харрис, 1967). Было обнаружено, что, когда зрение и осязание вступают в конфликт, зрение неизмен­но доминирует [15]. Так, если взрослый испытуемый рас­сматривает предмет через уменьшающие линзы и одно­временно его ощупывает, то он воспринимает величину предмета такой, какой он ее видит. Когда испытуемый ощупывает предмет через платок, то у него нет возможно­сти оценивать размеры предмета по виду своей уменьшив­шейся руки, он вновь не чувствует никакого конфликта, воспринимая величину на основании искаженной зритель­ной информации (см. рис. 5.15). Если бы действительно осязание учило зрение, то тогда, по-видимому, должно было бы произойти обратное — рассматриваемый через уменьшающую линзу предмет должен был бы «вырастать» в размерах, как только его брали в руку. Рок и Харрис описывают и другие остроумные эксперименты, резуль­таты которых позволяют сделать вывод о том, что у взрос­лых осязание подчиняется зрению и, уж если ставить вопрос таким образом, зрение учит осязание.

 

 

Рис. 5.15. Зрение доминирует над осязанием. Показаны впечатле­ния испытуемого в разных экспериментах с использованием умень­шающих ретинальное изображение линз. В некоторых случаях (слева) он лишь видел предмет через линзы, в других (в центре) вос­принимал его на ощупь, наконец, в третьих (справа) видел и одновременно ощупывал предмет, хотя и не мог видеть свою руку. (Из: Рок л Харрис, 1967. Copyright, 1967
by Scintific Copyright  Scientific American, Inc.)

Результаты имеющихся исследований восприятия мла­денцев также противоречат представлению о том, что осязание учит зрение. Мы уже описывали некоторые экспе­рименты, которые позволяют сделать такой вывод. В пре­дыдущей главе мы видели, что зрительная стимуляция содержит сведения о приближении предмета и может вызвать у очень маленьких детей адекватную этой ситуа­ции защитную реакцию (Бауэр, Броутон и Мор, 1970а). Защитная реакция могла бы означать, что младенцы ожи­дают соприкосновения предмета с лицом и принимают ме­ры для его предотвращения. Как вы помните, такая реак­ция наблюдалась и при одной только зрительной стимуля­ции — младенцу показывалась тень на экране. С другой стороны, при чисто тактильном раздражении (дуновение воздуха), которое могло бы свидетельствовать о прибли­жении предмета, никакой защитной реакции не было. Эти результаты, конечно, не согласуются с традиционными представлениями. Они наводят на мысль, что зрение с самого начала позволяет непосредственно оценивать тнердость поверхности предмета.

В условиях современной культуры маловероятно, чтобы ребенок в первые две недели жизни встречался бы с такими cтимулами, в которых он мог научиться бояться приближающегося предмета и ожидать наличия у него тактильных свойств. Единственный возможный вывод состоит в том, что у человека есть примитивное единство сенсорных модальностей, которое позволяет зрительным переменным содержать сведения о тактильных свойствах. Далее, это примитивное единство генетически детермини­ровано структурой нервной системы человека.

С целью дальнейшей проверки этой гипотезы на группе новорожденных был повторен первоначальный экспери­мент с мнимым стереопредметом (Бауэр, Броутон и Мор, 19706). Это было трудно сделать, так как новорожденные должны были носить поляризующие свет очки и при этом не проявлять беспокойства. Поведение новорожденных по отношению к предмету, как известно, значительно ме­нее успешно, чем поведение более старших детей. Однако они могут дотягиваться до предмета и схватывать его, если их поддерживают так, чтобы они могли свободно двигать руками по направлению к расположенным прямо перед ними предметам.

Оказалось, что все новорожденные трогали и хватали реальные предметы без каких-либо признаков недоумения. Они так же спокойно хватались за воздух, если никакого предмета не было видно. Иллюзорный предмет (видимый предмет, который в тактильном отношении оказывался пустым пространством), напротив, всегда вызывал плач, как только рука ребенка достигала его предполагаемого местоположения. Этот результат тоже может служить доказательством примитивного единства ощущений, так как хотя тактильная информация отсутствовала, она, не­сомненно, ожидалась ребенком. Учитывая ранний воз­раст и историю развития участвовавших в эксперименте детей, это единство вряд ли может быть следствием какого- либо научения.

восприятие «схватываемости» – предыдущая | следующая – зрительно-тактильная координация

Психическое развитие младенца. Содержание.