Яндекс.Метрика

Познавательное развитие (продолжение прослеживания)

Этот результат вместе с данными об ориентировочной реакции младенца в случае непоявления предмета мог бы полностью доказать, что совсем маленькие дети (по воз­расту соответствующие стадии II развития представления о предмете, по Пиаже) знают, что предметы существуют и после того, как закрываются экраном. Они могут обнару­жить это знание в движениях глаз, но не в движениях пальцев и всей руки. Ясно, что в этом случае под недостат­ком III стадии развития подразумевается несовершен­ство моторной системы, а не полнота знаний ребенка о внешнем мире. Однако такое предположение можно при­нять только в том случае, если согласиться, что движения глаз однозначно свидетельствуют об уверенности ребенка в продолжении существования спрятанного предмета. Такая уверенность привела бы к возникновению наблюда­емого поведения, однако это поведение могли вызвать и другие причины.

Наиболее простой возможной причиной могла быть не­способность остановить начавшееся движение головы. Если младенец, поворачивая голову и глаза вслед за пере­мещающимся предметом, не мог прекратить движение го­ловы, то он продолжал бы «прослеживать» предмет даже в том случае, если бы думал, что предмет перестал сущест­вовать, пропав за экраном. Таким образом, простая неспо­собность остановить движение головы могла бы привести к кажущемуся предвосхищению при отсутствии действи­тельного предвидения и уверенности в том, что предмет продолжает двигаться за экраном.

Это альтернативное объяснение было легко проверено. Детям показывали двигавшийся по направлению к экрану предмет, который останавливался, не доходя до него. Если бы дети «предвидели» повторное появление предмета из-за неспособности остановить движение головы, то они должны были бы «предвидеть» его появление с противопо­ложной стороны экрана и в данном случае. Как раз это и наблюдалось в действительности. Дети, которым предъ­являлся движущийся предмет, останавливающийся затем непосредственно в поле зрения, продолжали прослеживать траекторию движения, полностью игнорируя видимый предмет. Подобные результаты, видимо, делают сомнитель­ным любое утверждение о том, что младенцы знают о продолжении существования предметов, вышедших из поля зрения. Однако этот вывод не соответствует данным, полученным при регистрации ориентировочной реакции в опытах с неподвижными предметами. Эти данные едва ли могут быть объяснены на основе предположения о не­способности ребенка этого возраста прекратить начавшее­ся действие.

Более внимательный анализ данных о слежении позволил установить, что продолжение прослеживания на самом деле не является следствием невозможности оста­новить движение головы и глаз. Покадровый анализ видеомагнитофонной записи показал, что все дети — даже са­мые маленькие (12 недель) — прекращали прослеживание при остановке предмета, а затем, после интервала в не­сколько сотен миллисекунд, возобновляли движения глаз по траектории следования предмета до его остановки. Дру­гими словами, младенцы могли остановить движение го­ловы, но после этого они снова начинали «следить», игно­рируя видимый неподвижный объект.

Существует несколько объяснений такого странного поведения. Например, можно предположить, что младен­цы заучивали нечто подобное следующему правилу: «За движением с одной стороны экрана последует движение с другой стороны экрана». Они вполне могли бы усвоить, что за движением предмета по направлению к экрану обыч­но следует его движение от экрана с противоположной стороны. Такой вид научения мог бы объяснить как стран­ное продолжение прослеживания, так и кажущееся разум­ным предвосхищение. Это объяснение, однако, противо­речит тому факту, что слежение продолжается после оста­новки предмета и в том случае, когда в зрительном поле нет никакого экрана. Если ребенку в возрасте от 12 до 20 недель показать движущийся предмет, который затем ос­тановится, то ребенок будет продолжать прослеживать путь, по которому следовал движущийся предмет, даже если слежение прекращалось в момент остановки предмета и в поле зрения не было экрана. Таким образом, необычное продолжение слежения не свойственно исключительно си­туации с экраном, а скорее представляет собой общий тип ответа на движущиеся предметы.

Что же вызывает такое кажущееся аномальным пове­дение? Одно из возможных объяснении состоит в том, что младенцы не понимают, что остановившийся предмет явля­ется тем же самым, что и двигавшийся. Они могут думать, что остановившийся предмет — это новый неподвижный объект. Поэтому они продолжают искать прослеживавший­ся ими движущийся предмет. Подобное объяснение по крайней мере придает смысл наблюдаемому поведению. По нашему мнению, младенцы не понимают, что при оста­новке движущийся предмет остается тем же самым предме­том. Если это так, то верным должно быть и обратное ут­верждение: младенцы не должны были бы понимать, что неподвижный предмет, который начинает двигаться, оста­ется тем же самым предметом после начала движения. Дру­гими словами, они должны были бы воспринимать движу­щийся предмет как новый объект.