3.5. Особенности мнения ребенка, достигшего 10 лет, о месте его жительства (продолжение)

В отношении подэкспертной Т., 10 лет, решался вопрос о дей­ствительном внутреннем отношении девочки к каждому из родителей, а также к вопросу постоянного проживания с от­цом или с матерью. Когда Т. было 8 лет, мать подэкспертной вместе с ее младшим братом стали проживать отдельно. Де­вочка проживала с отцом. Согласно пояснениям матери, она была вынуждена оставить дочь на проживание у отца, так как в то время не работала, а обучалась на курсах и не могла ма­териально обеспечивать двоих детей. После ухода матери из семьи у Т. отмечались повышенная ранимость, эмоциональная лабильность, снижение настроения, невротические реакции, ухудшение сна. Отец девочки с родительскими обязанностя­ми справлялся (девочка всегда была опрятна, ухожена; отлично училась в школе, где у нее было много друзей). Когда девочке исполнилось 9 лет, ее мать обратилась в суд с исковым заявле- нием об определении места жительства обоих детей с ней, отец обратился в суд со встречным исковым заявлением об опреде­лении места жительства дочери с ним. В заявлении указывал, что после ухода из семьи мать с дочерью почти не общалась, девочка не хочет проживать с матерью. В ходе КСППЭ девочка охотно рассказывала о своем отце, о том, как они вместе про­водят время, при этом сравнивала его с матерью. Указывала, что мать ею практически не занимается. С обидой говорила, что у матери есть друг, с которым она проводит все время. Ког­да она приезжает к матери, та оставляет ее с младшим братом и уходит из дома. Рассказывала, как они с братом, матерью и ее другом пошли в развлекательный центр: ее брата отвели в комнату для маленьких, а ей дали денег и оставили одну. На более подробные расспросы о матери раздражалась, начинала плакать, говорила, что обижена на мать. Высказывала желание остаться с отцом. С волнением заявляла, что если ее место жи­тельства определят с матерью, то она все равно убежит к отцу. При этом на глазах появлялись слезы. При экспериментально- психологическом исследовании было установлено, что интел­лектуальное развитие Т. соответствует возрастной норме. У нее выявлялись такие индивидуально-психологические особенно­сти, как естественная личностная незрелость, характерная для данного возраста, с недостатком жизненного опыта и ограни­ченностью представлений об окружающем; повышенная тре­вожность со склонностью к избеганию психотравмирующих ситуаций; признаки дисгармонического развития с низким уровнем непосредственности, просоциальностью установок; подверженность авторитету взрослых. При исследовании се­мейных взаимоотношений выявлялось чувство обиды на мать за то, что она ушла из семьи, стремление к минимизации обще­ния с ней, с матерью связывалось ощущение отсутствия ком­форта. Указывалось, что расспросы об отношениях с матерью способствуют актуализации психотравмирующих пережива­ний с интенсификацией механизмов психологической защиты. Отношения с отцом оценивались девочкой как психологиче- ски комфортные, отец воспринимался ею как член семьи, ко­торый о ней заботится, интересуется ее жизнью, проблемами, эмоциями, любит ее, с которым можно поделиться пережива­ниями. Было принято во внимание, что желание проживать с отцом адекватно обосновывалось девочкой, не противоре­чило имеющимся сведениям о сложившейся семейной ситуа­ции, характере ее взаимоотношений с каждым из родителей. Было дано заключение, что в связи с тем, что уровень интел­лектуального развития подэкспертной соответствует высокой возрастной норме, у нее отмечаются достаточная для данно­го возраста сформированность произвольности психических функций, высокий объем механического и смыслового запо­минания, способность к длительной концентрации внимания и выполнению всех основных интеллектуальных операций; запас знаний и представлений у нее соответствует полученно­му образованию, жизненному опыту и нормам ее возрастно­го периода, подэкспертная способна к выработке и принятию собственного решения.

Особую сложность представляют ситуации, когда вопрос о способности ребенка к самостоятельному принятию реше­ния о проживании с тем или иным родителем решается в от­ношении детей младшего школьного и подросткового возрас­та, у которых негативное (конфликтное) отношение к одному из родителей сформировалось вследствие индуцирующего влияния того родителя, с которым проживает ребенок, или вследствие вовлечения в родительский конфликт. В подобных случаях вывод о способности ребенка к принятию самостоя­тельного решения о месте проживания не может быть основан на констатации соответствия уровня его интеллектуального развития его возрасту.

Так, в отношении подэкспертной Д., 10 лет, у которой вслед­ствие вовлечения в конфликт сформировалось негативное, отвергающее отношение к матери, было дано заключение,

что уровень ее психического развития позволяет ей фор­мулировать и высказывать мнение относительно значимых взрослых, а также желания совместного проживания с ними. Однако указывалось, что в соответствии с возрастными нор­мами мнения и оценки детей младшего школьного возраста не являются полностью самостоятельными, в определенной сте­пени отражая позиции и отношения ближайшего окружения, в частности отца.

мнение ребенка – предыдущая | следующая – психическое состояние родителей

Психолого-психиатрическая экспертиза по судебным спорам между родителями о воспитании и месте жительства ребенка. Содержание

Заключение психолога для суда – записаться на психолого-психиатрическую экспертизу.