Глава 1. Здоровье, болезнь, больной (продолжение)

Goldscheider еще в 1929 г. [цит. по Р. А. Лурия, 1977] обратил внимание на ощущения, переживания и представления больного о своей болезни, которые он назвал аутопластической картиной заболевания. Им выявлены сензитивная и интеллектуальная части этой картины. Первая составляет субъективные ощущения, вторая является размышлениями о своей жизни. Е. А. Шевалев (1936) предложил понятие «пережива­ние болезни» и рассматривал его, как сложный комплекс новых ощущений, мыслей и чувств. Особое место в изучении психологического аспекта соматического заболевания принадлежит работа Р. А. Лурия (1944), который выдвинул понятие «внутренняя картина болез­ни». К ней он относил весь внутренний мир больного, т.е. все то, что испытывает и переживает больной, его ощущения и представления о своей болезни и ее причинах. Т. Н. Резникова и В. М. Смирнов (1976) предприняли попытку моделирования «внутренней кар­тины болезни». В основе этой модели – понятие о цере­бральном информационном поле болезни. Это относи­тельно стабильная мозговая функциональная структу­ра, формирующаяся на основе всей информации о болезни.

В дальнейшем реакции больных на соматические заболевания получили в литературе различные опреде­ления. Так, например, В. Н. Мясищев (1935), К. А. Скворцов (1958) предложили понятие «отношение к болезни»; Е. К. Краснушкин (1950) и Л. Л. Рох­лин (1972) обозначили их как «сознание болезни»; С. С. Либих (1977) —как «концепция болезни». Н. Д. Лакосина и Г. К. Ушаков (1976), И. В. Мохина (1978) отношение больных к соматическому забо­леванию определяют как «реакцию на болезнь». Такая разнородность предлагаемых определений личностных реакций на соматическое страдание отра­жает сложность проблемы, связанную, в частности, с чрезвычайной полиморфностью субъективных пере­живаний больного. Отсюда вытекает целесообразность дальнейших исследований закономерностей (различий и сходства) личностных реакций на соматические заболевания.

Формирование отношения к болезни, т. е. то, что мы отнесли к третьему этапу соматонозогнозий, происходит у больного в процессе его индивидуального развития и воспитания, так как человек уже с малых лет видит, как болеют окружающие его лица. Страдая сам, он сопоставляет проявления болезни у себя и свои переживания с тем, что он усвоил, наблюдая страдания других. В результате у больного вырабатывается свое понятие о болезни. Процесс формирования представления о болезни весьма сложный, противоречивый и динамичный, детерминированный социальной средой, в которой происходит становление,
жизнь и деятельность личности. Поэтому в индивидуальное представление о болезни должна включаться и общесоциальная оценка ее. Таким образом, понятие о болезни у каждого человека представляет собой сплав социального и личного. Именно такое представление о болезни и определяет ее оценочный аспект.

В последнее время относительно отчетливо стали выделять следующие компоненты личностного реагирования на соматическую болезнь в зависимости от ее характера: витальный, общественно-профессионально-трудовой, этический, эстетический и связанный с интимной жизнью [Лакосина Н. Д., Ушаков Г. К., 1976]. Эти компоненты, по нашему мнению, и составляют структуру оценочного этапа соматонозогнозий. В современной психологии все больше признается положение о существовании «жестко запрограммированных», «непосредственных» значений воздействующих на человека сигналов. Но помимо них любой сигнал может приобретать «значение» «преходяще-ситуационное», или «опосредованное», определяемое не объективными характеристиками воздействующего смысла, а «историей» субъекта, воспринявшего этот стимул, или особенностями ситуации, в которой стимул воздействовал. Возникающее на этой основе понятие неформализуемости «опосредованных ситуационных смыслов» приводит к пониманию психологических процессов и состояний как собственно психологического аспекта действительности. Это находит свое выражение в переживаниях, рожденных не аффективно-безразличными для больного различными ситуациями, а тесно спаянных с его жизнью, имеющих важное для него «значение», полных глубокого, волнующего его «смысла» [Бассин Ф.В., 1972].

Звучание значимости каждого из этих компонентов выявляет заинтересованность того или иного уровня личности больного. Понятие уровня отражает иерархическую организацию систем [Васюков Н. В. 1977]. Всеобщий принцип иерархии означает, что каждый феномен должен быть включен в иерархическую лестницу, в которой низшие ступени субординированы высшими. При оценке уровня личности как структурно-функционального образования мы исходили из понимая ее как интегральной целостности биогенных, психогенных и социогенных элементов, которые взаимно приспособлены друг к другу, сопряжены и составляют интегральное единство структуры и функционирования. В акт действия сопряжено вовлекаются все эти три уровня личности [Щепанский Я., 1969; Ануфриев Е.А., 1971].

Так выраженность витального компонента в структуpe соматонозогнозий выявляет предпочтительность биологического уровня, как это наблюдается, например, у больных с ишемической болезнью сердца. Превалирование же значимости эстетического и интимного компонентов (при косметических дефектах, урологических заболеваниях и др.) подчеркивает преимущественную заинтересованность индивидуально-психологического уровня, а акцентуирование профессионально-трудового и этического компонентов адресуется к социально-психологическому уровню личности (при травмах с последующей инвалидизацией, венерических заболеваниях и др.).

Наряду с общими закономерностями субъективного отражения болезни, следует учитывать и механизм индивидуального представления о болезни. Больной оценивает ее не только в целом, но и анализирует отдельные симптомы. Он имеет собственный «диагноз» болезни, свои суждения о причинах, предсказании и лечении заболевания. Психологическая картина соматического страдания, таким образом, преломляется в каждом конкретном случае по-своему, приобретая соответствующую индивидуальную окраску. Она обусловлена как совокупностью индивидуальных особенностей личности, так и своеобразием болезни, а также ситуа­цией, в которой оказывается больной. Однако понятие «больной», к сожалению, до настоящего времени про­должает оставаться недостаточно разработанным. При его определении, как нам представляется, основопола­гающим следует считать диалектическое единство боль­ного и болезни, их биопсихосоциальную сущность. Уже классики отечественной медицины М. Я. Мудров и С. П. Боткин не противопоставляли болезнь больному, а, наоборот, как отмечалось, рассматривали их в един­стве.

Исходя из позиций материалистическои диалектики, больной, как справедливо указывает В. П. Петленко (I960), — это единичное, индивидуальное, специфиче­ское. Болезнь — общее. Понятие «больного» есть единство общего и специфического. Развивая эти поло­жения, Р. П. Колтунова (1973) пишет, что больной — это человек, в котором объединены в сложном единстве и взаимообусловленности его организм и личность. Эта связь заключается в том, что личность наклады­вает отпечаток на возникновение, течение и исход заболевания. Другая сторона связи – изменение личности под влиянием болезней и лечения.

 

сенсологический этап – предыдущая | следующая – отношение к заболеванию

Квасенко А.В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание