Яндекс.Метрика

III. Больной и медицинская среда (продолжение)

В помещении, где не курят, больные занимаются своими делами, слушают радио, смотрят передачи по телевизору, читают, играют в разные игры. Больные, нуждающиеся в покое, остаются в палате на койке или в кресле. Очень тяжелые больные и умирающие должны быть помещены в отдельных палатах и им должна быть оказана необходимая помощь. К больному, склонному к депрессивным состояниям, следует поместить оптимистического, но тактичного пациента. Таким распределением больных мы стараемся избежать возможных трений и отрицатель­ных реакций больных, конфликтов между больными и персоналом и создать благоприятную атмосферу в отделении.

Внешний вид отделения улучшают цветы, картины (пейзажи, натюрморты, портреты, которые вызывают положительные эмоции, ни в коем случае – картины с драматическими историческими и военными сюжетами). Следует учитывать при окраске стен, что лучше всего на больных действуют пастельные тона – различные оттенки желтой кра­ски, зеленой, оранжевой, синей и розовой; неприятно действуют густые красные и фиолетовые тона. Следует отказаться от монотонной белой окраски стен и мебели. Больным мешает прямое солнечное освещение, особенно летом, когда солнце слишком сильно согревает палату, непри­ятны больным также сильные незатененные электрические или люминисцентные лампы. В современных больницах строятся шкафы в стенах, так что халаты, платья, домашняя обувь и другая одежда не находятся на виду.

Покой и тишина в отделении – это необходимые условия которые нужно создать таким образом, чтобы они приносили пользу больным. Практически различают покой сенсорный (тишина, отсутствие шума) и покой эмоциональный, т.е. приятную эмоциональную атмосферу в отделении общее настроение. О том, что абсолютная тишина не всегда оказывает благоприятное эмоциональное влияние, свидетельствуют такие словесные выражения, как «напряженная тишина», «тихо, как в гробу», двойственный смысл имеет выражение «тихо, как в церкви». Неотчетливые слова спокойного отдаленного говора, немешающая тихая музыка умеренный шум, доносящийся с улицы, – это импульсы, которые приемлемы и даже приятны для большинства пациентов в больничкой обстановке, поскольку они являются признаками жизни, притупляют действие раздражителен, специфических для работы отделения, а тем самым отвлекают внимание бльных от мыслей о болезни.

Однако шум определенной интенсивности уже становится сенсорно неприятным для больных и тем в большей степени, чем более чувстви­тельными к эмоциональным импульсам сделала их болезнь. Мы уже упоминали о шуме некоторых технических аппаратов в больнице. Часто тишину нарушают громко хлопающие двери. Источником шума, а кро­ме того и различных опасений больных, бывают иногда шумные дебаты, в отделении. Таким путем часто решаются личные и рабочие проблемы. Как известно, в ресторане такое поведение невозможно. Посетители очень удивлялись бы, если бы официант через весь зал кричал на сидящих за столиками. Но положение больных во многом отличается от по­ложения посетителей ресторана. Больной чувствует себя слишком сла­бым для того, чтобы протестовать и исправить положение. Кроме того, он не хочет отрывать заведующего отделением от его работы. В отличие от посетителя ресторана, который после еды покинет ресторан, больной после своего протеста или критики остается на том же месте, следова­тельно остается в зависимости от помощи и заботы тех, кого он критиковал. Все это ведет к тому, что он бывает более осторожен в критике, критикует неконкретно или изменяет цель критики (недоволен врачом, а критикует медицинскую сестру, питание и т. п.) или вообще промолчит. Такое положение приводит к тому, что пути для устранения недостатков в медицинских учреждениях иногда гораздо сложнее, чем в дру­гих местах.

Немало шума способны создать своей жизнерадостностью студенты-медики, особенно в тех случаях, если они не видят в медицинских работниках соответствующего примера, а своим темпераментом и количе­ством лишь усиливают то, что создают их старшие коллеги. Некоторые больные, отличающиеся особенной чувствительностью и мнительно­стью расценивают шумные проявления студентов как насмешку и цинизм. В данном случае речь идет о начальных элементах профессиональ­ной деформации.

Пребывание на койке. Длительное пребывание на койке предьявляет особые требование к терпеливости и самообладанию больных, особенно это касается детей, молодых людей и тех лиц, кого с точки зрения типологии высшей нервной деятельности мы могли бы отнести к типам с преобладанием раздражимости. Если пребывание на койке превышает адаптационные возможности больного, то у него возникает чувство по­вышенного психического напряжения, иногда страх и агрессивность, ко­торые, однако, проявляются у подавляющего числа больных лишь в ви­де отдельных слов, мимики или жестов. С физиологической стороны эта маладаптация проявляется подавлением или дисфункцией органов пи­щеварения и кровообращения, имеющей невротический характер, вызы­вает чувство усталости или особого мышечного напряжения.

В прошлом, назначая всем больным без исключения длительный строгий постельный режим, исходили из механического понимания бо­лезни и недооценки защитных и адаптационных способностей организ­ма, а также и из того, что он облегчал врачам решение вопроса о том, какую степень деятельности можно рекомендовать тому или иному больному.

агирование – предыдущая | следующая – трудотерапия