Яндекс.Метрика

VII. 4. Дифференциально-психологические аспекты психосексуального развития (половое просвещение)

Уже Стендаль, сравнивая любовь Вертера с любовью Дон-Жуана, замечал, что их спор не может быть решен, так как они слишком различны. Далекий от мысли принизить Дон-Жуана, Стендаль признает за ним целый ряд достоинств: бесст­рашие, находчивость, живость, хладнокровие, занимательность и т. д. Однако люди этого типа слишком эгоистичны. Превра­щая любовь в интригу или спорт, делая ее средством удовле­творения своего тщеславия, они уже не способны отдаваться ей сами. «Вместо того чтобы, подобно Вертеру, создавать дей­ствительность по образцу своих желаний, Дон-Жуан испыты­вает желания, не до конца удовлетворяемые холодной действительностью, как это бывает при честолюбии, скупости и других страстях. Вместо того чтобы теряться в волшебных грезах кристаллизации, он, как генерал, размышляет об успехах своих ма­невров и, короче говоря, убивает любовь вместо того, чтобы наслаждаться ею больше других, как это думает толпа»[1]. Лю­бовь Вертера, с его мечтательностью и склонностью к идеализа­ции, плохо приспособлена к прозе жизни и чревата неизбежны­ми драмами и разочарованиями. Зато «любовь в стиле Вертера открывает душу для всех искусств, для всех сладостных и ро­манических впечатлений: для лунного света, для красоты лесов, для красоты живописи — словом, для всякого чувства прекрас­ного и наслаждения им, в какой бы форме оно ни проявлялось, хотя бы одетое в грубый холст»[2]

Разумеется, таких типов не два, а гораздо больше. Но цент­ральной проблемой обычно является сочетание «секса», т. е. физического, чувственного, генитального наслаждения, и «люб­ви», т. е. тотальной человеческой близости, психологической интимности, слияния душ. У подростка эти потребности разобще­ны, у взрослого человека в идеале они сливаются. Но степень и длительность такого слияния зависят от множества условий. Подавленность эмоциональных реакций, невротизм, крайний эгоцентризм, делая человека неспособным к психологической интимности, подрывают и его шансы на успешную любовь. Серьезные трудности порождает и приверженность жестким стереотипам «маскулинности — феминннности»: мужчина, кото­рый видит в женщине только сексуальный объект (это часто со­четается с пониженным самоуважением), обычно не способен к эмоциональному самораскрытию и психологическому контакту с ней. Подготовка юношей и девушек к семейной жизни требует совершенствования системы морального воспитания и полового просвещения.

Надежды на то, что функции полового просвещения возьмет на себя семья, не оправдываются. Многие родители жалуются, что не знают, как рассказать детям о таинствах пола. Но за­частую старшие не знают также, что и когда рассказывать: собственный опыт недостаточен, а научной литературы мало. Даже там, где источников достаточно, родители все-таки укло­няются от бесед. Опросы, проводившиеся в разных странах, по­казали, что единственный эффективный канал семейного поло­вого просвещения — линия мать — дочь (информация о мен­струациях, половой гигиене и т. д.). Видимо, это не случайно. В первобытных обществах, где функции четко распределены, подготовкой подростков к половой жизни также занимались не родители, а кто-то из старших членов рода, специально обле­ченный этими обязанностями. Информация столь интимного по­рядка, если ее сообщает близкий человек, создает напряженное эмоционально-эротическое поле, в котором неловко чувствуют себя и родители, и дети. Не только родители чувствуют себя неуютно прн разговорах на половые темы, но и подростки пред­почитают получать эту информацию каким-то иным путем, бесе­да с родителями на эти темы их смущает и шокирует.

По-видимому, половым просвещением должен заниматься спе­циально обученный человек, врач или учитель, сама роль кото­рого придает беседе черты отчужденности, безличности: сооб­щается некоторая система знаний, а как ты применишь ее к себе — никто тебя не допытывает, захочешь — можешь спросить. И, конечно, необходима (и дома и в библиотеке) доступная ли­тература, которую старшеклассник мог бы прочитать сам.

Задача состоит не в том, чтобы «уберечь» юношей и девушек от сексуальности — это и невозможно, и не нужно, а в том, чтобы научить их управлять этой важной стороной обществен­ной и личной жизни. Это значит, что старшеклассники должны не только знать биологию пола, но и иметь ясные представления о социальных и психологических аспектах проблемы. Обращаясь к половозрелым юношам и девушкам, нужно апеллировать уже не к доводам наивного биологического эгоизма (смотри, не по­вреди своему здоровью!), а к взрослому чувству социальной и моральной ответственности, призывая их тщательно взвешивать серьезность своих чувств («люблю» или «нравится»), меру сво­ей социальной зрелости, трудности раннего материнства, мате­риальные и иные сложности ранних браков и т. д.

Как бы ни определять соотношение полового воспитания и полового просвещения, и то и другое должно быть подчинено ибщим целям коммунистического воспитания.

_________________________________________________________________________________

[1] Стендаль. О любви. — Собр. соч. в 15-ти т. М., Правда, 1959, т. 4, с. 566.

[2]Там же, с. 564.

половая конституция – предыдущая | следующая – мировоззренческий поиск

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.