Яндекс.Метрика

I. Психология больного

Оба эти способа ни количественно, ни качественно не изменяют соз­нания больного, на что необходимо обратить внимание с точки зрения его психологии. Несмотря на то, что больной бывает сознательно подго­товлен к уменьшению боли и к анестезии, он испытывает страх и трево­гу, которые иногда бывают более мучительными, чем сама боль. Иногда эти ощущения бывают усилены неприятностью самой (в большинстве случаев инъекционной) анестезии. Поэтому при таких формах анестезии необходим щадящий подход медицинских работников к больному и по возможности уменьшение числа травматических импульсов из окружа­ющей среды (см. главу о медицинских вмешательствах и больничной

среде).

3. Наиболее часто для подавления боли применяются центрально действующие лекарственные средства. Подробности известны из фарма­кологии. С психологической точки зрения при выборе эффективного пре­парата необходимо учитывать не только характер боли, но также и реак­тивность больного, его чувствительность к боли. Для одного больного оказывается достаточным для снятия послеоперационных болей назна­чение обычного анальгетика, содержащего, например, фенацитин, в то время как другие больные после такой же операции требуют назначения литической смеси (дольсин, фенацетин, хлорпромазин и т. п.). С психо­логической точки зрения целесообразно начать анальгезию уже в палате или в предоперационной, чтобы больной избежал опасений и страха при непосредственной подготовке к операции. Целесообразно также ознако­мить с действием лекарственного вещества для того, чтобы переносимые им изменения сознания не оказали психотравматического действия. Не рекомендуется сообщать больному название применяемого препарата, чтобы уменьшить возможность привыкания.

При подавлении боли фармакологическими средствами возможны две крайности:

а) из опасения вызвать привыкание не используют эффективные анальгетики там, где это необходимо. Неправильно, когда врач такое действие обосновывает следующими словами: «У вас это будет болеть, но лучше потерпеть, чем отравляться лекарствами». Аналогично и на­значение малоэффективных анальгетических препаратов при очень силь­ных болях, что уменьшает доверие больного к врачу и к лекарствам во­обще и ведет к тому, что больной сам себе выбирает лекарства, дозы которых он бесконтрольно увеличивает и тем самым вредит себе;

б) применять лекарства при самой незначительной боли или успоко­иться с уменьшением боли без устранения причины, вызвавшей боль. Так бывает, например, на приеме у врача, когда при жалобах больного на головную боль автоматически назначается анальгетический препарат и оставляют больного самого решать вопрос – принимать или не прини­мать лекарство. Головные боли относятся к наиболее часто встреча­ющимся болям в настоящее время, часто они связаны с определенными ситуациями и лицами, тогда мы говорим о психогении или психогенном влиянии при их возникновении. Обычно фоном для их появления бывает нерешенная конфликтная ситуация. Тем, что в связи с недостатком вре­мени врач не может ориентироваться в ней и механически назначает анальгетические препараты, он поддерживает у больного склонность к «химическому решению проблемы», а иногда и к привыканию к ле­карственному средству. Что касается головной боли другой, не психо­генной этиологии, то симптоматическое лечение отдаляет диагностиче­ское объяснение состояния. Наблюдение о возможности психогенного происхождения головной боли отражено в таких словесных оборотах, как «у меня от тебя болит голова», или «от этого у нас еще поболит го­лова».

4. Утоление боли суггестивно словом и личным влиянием врача и других медицинских работников. Этим формам снятия боли в послед­нее время уделяется меньше внимания по двум соображениям: в связи с определенным «механизированием» и «депсихологизированием» ме­дицины, а также в связи с увеличенной возможностью фармакологиче­ского подавления болей, что, однако, имеет, как об этом было сказано выше, свои отрицательные стороны. В качестве примера словесного суг­гестивного действия при подавлении боли можно привести некоторые рекомендации:

а) словесное внушение, связанное с простым первосигнальным им­пульсом: потирание антисептическим средством связывают со словами: «теперь это сделаем нечувствительным» или другими подобными выра­жениями. Последующее вмешательство, проведенное на нужном месте без собственной анестезии, после этого больной переносит лучше, с меньшим ощущением боли. Такой путь наиболее выгодно применять у детей и у больных, не слишком информированных о способах анесте­зии. Врач сам должен иметь к такому методу действительно терапевтическое, ответственное отношение и должен вести к этому и своих сотрудников; посетить тренинги семинары, он не смеет хвастаться, что якобы больного обманул или перехитрил, поскольку этим он мог бы потерять доверие больного. Он должен сознавать что в данном случае речь идет об объективном, физио­логическом действии слова как реального стимула, как это можно на­блюдать в другой форме, например, при употреблении плацебо в фарма­кологии. Форма внушения должна быть уверенной, само собой разуме­ющейся, но содержание ее должно быть таким, чтобы было возможно психологическое отступление. Нецелесообразна форма внушения «это вообще не будет болеть»; более подходящими являются выражения: «боль будет так незначительна, что не стоит говорить о ней», «немнож­ко поболит», «это помогает вам от боли» и т. п.;

б) словесное внушение можно связать с применением какого-нибудь слабого или умеренно действующего анальгетического препарата, что только усилит действие внушения.

 

боль – предыдущая | следующая – тревога