Яндекс.Метрика

Психотерапия (продолжения)

Гипертимный подросток, благодаря своей неизбирательной общительности, не представляет трудностей для первого контакта. Доверие обычно легко устанавливается, если подросток чувствует к себе доброжелательное отношение, искренний интерес к его проблемам, желание вместе с ним искать выход из трудной ситу­ации. Надо лишь избегать чрезмерной директивности, проявления безапелляционной власти над подростком, что легко пробуждает реакцию эмансипации. И наоборот, следует особенно опасаться утраты дистанции, фамильярности. Не нужно демонстрировать равенство отношений. Гипертимный подросток скорее почувствует расположение к врачу, если увидит в нем независимую самосто­ятельную личность.

Отношение к циклоидным подросткам зависит от фазы. В пери­од подъема они не отличаются от гипертимов. В период спада они нуждаются в психотерапии; им надо объяснить особенности их натуры, ободрить, вселить уверенность, что за спадом последует подъем. Оставаясь нередко внешне почти безучастными к словам ободрения в субдепрессивном периоде или встречая их недовери­ем, такие подростки тем не менее жадно слушают их и впослед­ствии, по миновании субдепрессивного периода, признаются в их благотворном действии.

Лабильные подростки представляют собой наиболее благо­приятный объект для психотерапии при условии, что с первого кон­такта встречают искреннее расположение к себе. Если с психо­терапевтом устанавливается хороший контакт, лабильные подростки жаждут его сохранить, по своей инициативе посещают врача в поиске душевной поддержки в трудные минуты и сопере­живания радости. Постепенно их самих следует приучать в пас­мурные минуты искать светлые стороны жизни.

Сенситивные подростки нелегки для установления контакта, но потребность поделиться своими затаенными переживаниями у них бывает достаточно сильна. Разубеждению они поддаются медленно, обнаруживая недоверчивую осторожность. Ключ к пер­вому контакту нередко удается подобрать в той сфере, где сен­ситивный подросток стремится к гиперкомпенсации. При устано­вившемся контакте полезны бывают многократные продолжи­тельные беседы, детальный разбор всех фактов и ситуаций, опровергающих убежденность подростка в его неполноценности и его мнительную тревожность в неблагоприятном отношении окружающих.

Эгоцентричность истероида облегчает первый контакт, если дать почувствовать интерес к нему как к личности. Здесь бывает труднее сохранить контакт в дальнейшем. Для этого приходится в какой-то степени устанавливать единственно приемлемое для истероида отношение — потворствующую гиперпротекцию. Но по­ощрять надо реальные достижения и действительные способности и при этом попытаться, чтобы астероидный подросток сам увидел отрицательную сторону своей претенциозной демонстративности. Для преодоления эгоцентризма надо поощрять рассказы о других [Эидемиллер Э, Г., Юстицкий В. В., 1982].

С эпилептоидным подростком контакт лучше устанавливать вне периодов аффективного напряжения. Внимание эпилептоидного подростка к своему здоровью, собственному благополучию помогает сделать первые шаги. Беседы должны быть обстоятель­ными и неторопливыми. Подростка надо побуждать «выговориться» — это снимает напряжение. Совместному обсуждению сперва лучше подвергнуть положительные качества его натуры: любовь к порядку, аккуратность, обстоятельность, осмотрительность, трезвость расчетов, хорошие способности к ручному мас­терству. Лишь затем в самой деликатной форме можно подойти к отрицательным свойствам. Взрывчатость, гневливость, несдержанность в состоянии аффекта, склонность к приступам мрачно-раздраженного настроения признается самими подростками, если установлены доверие и контакт. Показав на примерах, какой ущерб самому подростку нанесли или могут нанести эти черты характера, надо убедить его приучать себя уходить от раздра­жающих ситуаций, искать в такие моменты уединения, отдушины в любимых занятиях. Следует объяснить эпилептоидному под­ростку опасность именно для его характера алкогольных опьянений, которые вследствие бурных несдерживаемых аффектов могут иметь тяжкие последствия.

Неформальный контакт при шизоидной акцентуации достига­ется чрезвычайно трудно. Прихотливая избирательность шизоида в выборе симпатий и антипатий, казалось бы, обрекает на неудачу все заранее заготовленные схемы. Вначале обычно приходится больше говорить самому психотерапевту и лучшая тема для этого — трудность контактов вообще и судьба людей, которым они нелегко даются. Признаком преодоления психологического барьера, перехода от контакта формального к неформальному служит момент, когда шизоидный подросток начинает говорить сам, иногда на тему далекую и неожиданную. Останавливать его не следует: чем дальше, тем раскрытие может быть все более полным. Нужно лишь учитывать еще одно свойство шизоида — истощаемость в контакте. Тогда бывает полезно неожиданно направить беседу на новую тему.

Показания к отдельным видам и методам психотерапии. При определении показаний учитываются нозологическая форма психического расстройства, синдром, ведущие симптомы, особен­ности течения. Об этом говорится в частной подростковой пси­хиатрии.

Однако если биологическая терапия, например лечение психо­тропными средствами, ориентируется главным образом на синдром и даже на отдельный «симптом-мишень» (скажем тревогу), то главным акцептором психотерапевтических воздействий являет­ся личность больного. В подростковом возрасте среди личностных особенностей на первый план выступает акцентуация характера. Поэтому в зависимости от типа акцентуации в первую очередь необходимо выбирать виды и методы психотерапии.

психотерапевтические механизмы – предыдущая | следующая – особенности реабилитации

Подростковая психиатрия. Содержание.