Яндекс.Метрика

Перцептивная асимметрия у нормальных и “проблемных” детей (перцептивная асимметрия)

Е.Г. Каримулина, Н.В. Зверева

Москва, Россия

В последние годы тема функциональной асимметрии достаточно активно изучалась в рамках традиционной нейропсихологии и нейропсихологии индивидуальных различий (Доброхотова, Брагина, 1994; Хомская и др., 1997). Наиболее интенсивно проблема изучалась в детской нейропсихологии. Часть этих исследований касалась характеристики профилей латеральной организации (ПЛО) работы мозга в разных детских популяциях (Микадзе, Корсакова, 1994; Г’рошев, 1997; Максименко,1997; Цветкова, 1998; Давыдова, 2002); другие исследования были посвящены возрастной специфике становления функциональной асимметрии, или более прицельно – характеристике нейропсихологического статуса детей-левшей (Семенович, 1998). Третья группа исследований касалась патологии, причем преимущественно неврологической или связанной с локальной патологией головного мозга в детском возрасте (Симерницкая, 1979; Семенович, 1991; Осипенко, 1996). Часто встречаются работы, оценивающие ПЛО у школьников с трудностями в обучении, или, наоборот, преуспевающими (Микадзе, Корсакова, 1994; Цветкова, 1998; Давыдова, 2002; и др.).

В нейропсихологии достаточно работ, посвященных проблеме функциональной асимметрии у больных психозами, в том числе эндогенными (Доброхотова, Брагина, 1994; Давыдов, Михайлова, 1997; Прахт, 2001; Friedman et al., 2001), однако в отношении детей подобных работ сравнительно немного (Гришина, 1997). В нашей работе использован метод возрастных срезов для выборки здоровой детской популяции и выборки «проблемных» детей. За последние годы термин «проблемные» дети достаточно прочно вошел в практику психологических исследований. Как правило, речь идет о детях, имеющих отклонения в развитии по типу задержки, либо дезадаптированных по каким-то причинам (стресс, семейная ситуация, депривация, заболевание, в том числе душевное).

Функциональная асимметрия, частью которой является перцептивная асимметрия, имеет наследственную природу и прижизненные особенности формирования в связи с различными врожденными и средовыми факторами. (Равич-Щербо и др., 2000). Перспективно выявление особенностей функциональных асимметрий в проблематике становления индивидуальных различий и для сопоставления разных групп детей с целью понимания особенностей дизонтогенеза. Эта проблема и стояла в центре внимания, так как изучались обычные дети, практическая норма и проблемные дети.

Исследование проводилось в 1996-2001 годах на базе детской клиники НЦПЗ РАМН, в УВК 1811 «Измайлово», а также в некоторых других московских школах и детских садах. Нас интересовало влияние факторов возраста, пола и состояния здоровья на характер перцептивной асимметрии, а также связь НЛО с успешностью обучения. Работа состояла из двух частей. В первой части целью было изучение перцептивной асимметрии у проблемных детей в связи с факторами возраста и пола (более подробно см. Зверева, Каримулина, Судаков, 2003, в печати), во второй – изучение соотношения особенностей перцептивной (в том числе, мануальной и тактильной) асимметрии и успешности обучения. Данные об исследованных детях представлены в таблице 1.

В первой части нашего исследования рассматривалась перцептивная асимметрия зрительного и слухового восприятия. Оценивалось предпочтение глаза (Г) и уха (У), без привлечения традиционных моторных функций. Изучалась асимметрия в зрительной (3 пробы) и слуховой модальности (2 пробы) по самоотчету и моделируюшим действиям, аналогичным соответствующим пробам опросника Аннет (Зверева, Судаков, 2001). Исследовались 3 возрастные категории детей: (6-8 лет, 9-11лет, от 12 лет): группа больных детей, которые в связи с отклонениями в психическом развитии наблюдались в стационаре (группа Б – 136 мальчиков и 55 девочек), а также группа детей, обучающихся в коррекционных классах школы (группа К -74 мальчика и 41 девочка). Эти группы сопоставлялись по показателям перцептивной асимметрии со здоровыми сверстниками, описанными как «практическая норма» (группа 3 -235 мальчиков и 210 девочек).

Группа Б в клинико-диагностическом отношении не была однородна: шизофрения, шизотипическое расстройство, резидуально-органические состояния, аффективная патология (преимущественно депрессии). Группа К характеризовалась промежуточным положением по параметру обучаемости между «здоровыми детьми» и «детьми с отклонениями в психическом развитии», встречались и нарушения в специфических видах деятельности – таких как зрительный гнозис, пространственные представления, отдельные виды памяти, фонематический слух и т.д.; часть этих детей имела диагноз «задержка психического развития» (ЗПР). Данные представлены в таблице 2 (представлены только правые и левые предпочтения, равносторонность не учитывалась).

Картина среза перцептивной асимметрии в слуховой модальности в группе Б существенно отлична от группы З. Перцептивная асимметрия в зрительной модальности отличает группу З и группу К, данные по слуховой модальности не выявляют значимых различий. Все эти различия статистически значимы в указанных группах как для мальчиков, так и для девочек. Можно полагать, что неоднородность картины перцептивных асимметрий отражает характер патологии (с большим удельным весом эндогенного или экзогенного, средового факторов), а также имеет связь с особенностями морфогенеза мозга, что является существенным для оценки характера дизонтогенеза.

рисование в темноте – предыдущая | следующая – проблемные дети

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание