Яндекс.Метрика

К психоаналитической теории психосоматических заболеваний (продолжение)

От психоаналитического учения о неврозах к «медицинской антропологии»

Значительным вкладом в развитие психоаналитической психосоматики мы обязаны Виктору В. Вейцдкеру (1933, 1940, 1949, 1954) и основанной им гейдельбергской школе. С середины двадцатых годов В. Вейдкер стремился ввести психоаналитические познания и основы в органическую медицину. При этом изучение и демонстрация роли психического в возникновении и в осо­бенностях течения органических заболеваний не являлось для него главной целью. Его «Применение психологии неврозов к внутренним болезням» (1954) давало скорее новое научно-теоретическое определение медицины в целом, речь шла о «медицинской антропологии». Поэтому он быстро оказался в кон­фронтации с функционалистскими воззрениями своего учителя Рудольфа фон Крела (1929) и прежде всего с Густавом фон Бергманом (1936), который сде­лал нарушения функций центральным понятием своего физиологически-функционалистского понимания болезни.

В. Вейдкер, напротив, хотел понимать психику не только как дополни­тельный фактор болезненного процесса, так сказать, как еще одно колесико в расстроенной физиологической машине. Он стремился не к интеграции изо­лированных психоаналитических познаний в традиционном учении о болез­ни, а к пониманию органических заболеваний на основе психоанализа как нарушений смысловых связей. При этом он понимал разработанное в психо­анализе лечение неврозов психотерапией прежде всего как «предваритель­ную тренировку перед гуманизацией всей медицины» – задачу, которую он спустя десятилетия считал «решающей, но в основном не решенной» (V. Weizsdcker, 1954). Целью его усилий был сформулированный им позднее «динамичный генетически целостный образ человека, в котором содержатся ведущие идеи психоанализа, но который значительно шире психологии, так как он включает в себя как организм, так и констелляции окружающего мира».

Исходным пунктом его теорий являются отношения врача и больного в форме разработанной Фрейдом «межличностной лаборатории». При этом он направляет свое внимание не только на психическое содержание сообщений больных, но и пытается «попасть вместе с больным в ситуацию, в которой его органические функции сами начали бы говорить и могли бы быть подслушан­ными». Он исходил из того, что высказывания больного «должны восприни­маться всерьез как истинное восприятие его собственного жизненного про­цесса» и истолковываться как «свидетельство самовосприятия без ограниче­ния». «Так же, как зрением и слухом мы воспринимаем окружающий мир, мы можем с помощью телесных ощущений и фантазии воспринимать внутрен­ние процессы, функции и их взаимодействие» (V. Weizsdcker, 1954).

Первым результатом его усилий была работа «Соматические процессы и невроз» (V. Weizsdcker, 1933). На примере больного, обратившегося с жалоба­ми на затруднение мочеиспускания и перенесшего затем ангину в ходе анали­тической терапии, фон Вейцдкер разработал основы своего учения о «круге образов» (V. Weizsdcker, 1933. 1940). Позже он утверждал, что оно является «ничем иным, как теоретической абстракцией формы жизненных процессов, открывавшихся мне в отношениях с больным» (V. Weizsdcker, 1954).

Значительный шаг, который он делает в своей концепции «круга обра­зов», состоит в доказательстве того, что организм имеет субъектный характер уже на уровне биологических и физиологических процессов, и поэтому физи­ологические процессы следуют закономерностям, значимым для межличнос­тных отношений. Анализируя «биологические акты», например, ходьбу по пересеченной местности, движения глазных яблок и экспериментально выз­ванные головокружения, он показывает, что такие категории классической физиологии, как раздражение, рефлекс и т. д., недостаточны для описания био­логических процессов, поскольку не могут отразить решающий момент «са­модвижения», а именно: единство восприятия и движения в «биологическом акте». На этих примерах он показывает, что биологический организм должен пониматься как самодвижущийся субъект, который, благодаря специфическо­му характеру своего обращения с окружающим миром, то есть своим биоло­гическим актам, связан совершенно определенными отношениями с окружа­ющим миром, которые он определяет как «когерентность». Он определяет эту когерентность как «хрупкое единство, которое позволяет субъекту упорядо­чить свою связь с окружающим миром». Как субъект, организм противостоит окружающему миру. Своим обращением с ним он приводит «хрупкое един­ство… в порядок» (V. Weizsdcker, 1940).

Из этого для фон Вейцдкера следует, что биологический организм чело­века имеет характер субъекта уже на уровне физиологических функциональ­ных связей, иными словами, Я есть органическое единство. Однако, это Я био­логического организма нельзя представлять изолированно. Уже на биологи­ческом уровне оно находится в постоянном взаимодействии с окружающим миром, которое также большей частью носит субъектный характер. В этом смысле фон Вейцдкер видит «важнейшим изменением научного сознания на­шего времени… противопоставление Я окружающему миру, а не психическо­го физическому» (v. Weizsdcker, 1954). Его учение о круге образов – это по­пытка основать науку, «которой еще нет, науку, которая изучает не связь души и тела, а стоит по ту сторону этого дуализма или, если хотите, по эту».

Основной вклад психоанализа в эту науку фон Вейцдкер видит в том, что он сделал межличностные отношения между врачом и больным решающим полем исследования и терапии. Он полагает, однако, что психоанализ должен оставить свое самоограничение психологией, чтобы преодолеть научно-тео­ретический «плен своего островного положения». Предпосылку для такого шага он видит в том, «что обе граничащие с психикой области – соматика и внешний мир, в котором мы живем, – устроены так, что психика может вести с ними до известной степени понятный диалог, а также то, что в этих двух областях говорят если не на том же, то, по крайней мере, на языке, доступном переводу» (V. Weizsdcker, 1954).

В своей ранней работе «Соматические процессы и невроз» фон Вейцд­кер предложил в этом смысле заменить традиционную концепцию конверсии концепцией «выравнивания психофизических констелляций и их нарушений». Он уточнял: «Это выравнивание, как мы выяснили, здесь вообще никогда не происходит между психическим и физическим, как если бы, образно говоря, происходил обмен радости и страдания, душевного волнения на неодушев­ленные химические процессы. Выравнивание, строго говоря, возможно лишь тогда, когда однородный уровень функционирования позволяет осуществлять сдвиги на однородном уровне». При этом он опирался на наблюдение органи­ческого заболевания своего больного в ходе аналитической терапии. Он пи­сал, что органическое заболевание дало больному эмоциональное восприятие и ощущение собственного тела, став, таким образом, решающим этапом про­цесса выздоровления. Фон Вейцдкер заключил из этого, что защитный харак­тер симптомов (психоанализ пришлось прерывать на время болезни) психо­динамически был менее значим, чем прогрессивный шаг к интеграции. Этот процесс он понимает как «критический поворот событий в своем течении», приведший к изменению как психической, так и физической констелляции в том смысле, что органическая инфекция, параллельная впервые полученному ощущению тела, выступила вместо торможения органических функций и па­ранойяльных фантазий. «Ограничению функций и потере реальности в невро­зе» он противопоставляет «смену функций» и «смену реальности», наступаю­щие с органическим кризисом. «Заболев ангиной, он (пациент. – Г. А.) узнает себя иным, чем раньше, ему открывается иной внешний мир». Хотя и то, и другое, невроз и органическое заболевание, «позволяют ему не решать специ­фический конфликт», существенное различие заключается в том, что «ангина имеет тот характер реальности, которого невроз в общем не достигает» (V. Weizsdcker, 1953).

Теория коррелята одновременности – предыдущая | следующая – Понятие Я

Психосоматическая терапия. Оглавление