Яндекс.Метрика

К психоаналитической теории психосоматических заболеваний (продолжение)

От концепции эквивалентов к корреляту одновременности

Мы можем видеть определенную параллель усилиям Александера по разработке систематических основ психоаналитической психосоматики в кон­цепции «корреляции одновременности», разработанной Гаральдом Шульц- Хенке (1940, 1951). Гаральд Шульц-Хенке, который вместе с Вернером Кемпером(1942, 1949, 1950, 1954, 1958) внес решающий вклад в создание психосо­матической медицины в Германии, обнаружил, что «огромная часть невроти­ческой симптоматики находит свое выражение в соматических симптомах». Он понимал эту органическую симптоматику как «соматический коррелят пси­хических процессов».

В своей теории «корреляции одновременности» он утверждает «наличие простой функциональной зависимости психики и соматики от характера од­новременности». Связь при этом носит характер не каузальности, а отноше­ний взаимодействия. На основе обширных психосоматических исследований Шульц-Хенке разработал схему, в которой названным им «сферам побужде­ний» к обладанию, принятию себя, сексуальному удовлетворению подчинены специфические органы и группы органов. При этом он предполагает, что со­стояния психического возбуждения в соответствующих сферах побуждений ведут к функциональным изменениям соответствующих групп органов. С этой точки зрения он дает органическую симптоматику психосоматических забо­леваний как «коррелят одновременности с запалом когда-то интенсивно ощу­щавшихся, а затем ставших латентными побуждений или потребностей». Бо­лее редкую форму органического расстройства он находит в «функциональ­ном нарушении как корреляте одновременности с усилившимся неосознаванием представлений» (Schultz-Hencke, 1951).

Разделение на группы симптомов напоминает разделение Фрейдом кон­версионной симптоматики и актуальных неврозов и разделение групп симп­томов, предпринятое Александером. Теория «коррелята одновременности» имеет также большое сходство с представлением Александера о физиологи­ческом компоненте эмоциональных процессов, обозначенных Шульц-Хенке как стремления «экспансивного», то есть как побуждения, возникшие в ре­зультате «торможения» их интенсивности, которые он также называет «готовностями».

При этом Шульц-Хенке понимает органическую симптоматику как «язык органов», в котором «бессознательный смысл-мотив-побуждение- потребность… вместо того чтобы быть высказанным словами, проявляется лишь в подчеркнутом функционировании органа». Вопрос о том, почему возникает органическое нарушение, для Шульц-Хенке получает принципиальный ответ в общей корреляции одновременности. Он говорит также о соматической стороне невротической симптоматики вообще, причем по­стулирует «слабость органа» как обстоятельство, способствующее возник­новению симптомов.

Теория Шульц-Хенке о корреляции одновременности является осно­вой большого клинического вклада в психосоматику основанной им шко­лы. Ограниченность его концепции заключается, с моей точки зрения, в том, что его модель побуждения-торможения не использует дифференци­рование психической структуры, говоря в общих чертах о «ядре» и «скор­лупе» различных невротических структур. Хотя он своей концепцией о раз­личных сферах побуждений достигает широкой функциональности психо­динамических категорий, его решительный отказ от учения об инстинктах и, более того, от психоаналитического понятия Я, лишает его, с моей точки зрения, важных теоретических инструментов психоаналитической науки о лечении, необходимых именно для дифференцирования теории коррелята одновременности.

Так, например, он утверждает: «Психоаналитическое понятие Я совер­шенно неприменимо и ненужно… Вместо того чтобы раздувать его, лучше было бы точно описать, в чем, собственно, состоит то переживание, которое называют разумным учетом реальности субъектом». Он сам полагает, что «ста­рое понятие разума» при этом будет играть лучшую роль, чем понятие Я (Schultz-Hencke, 1972). Эта короткая расправа с психоаналитической теорией Я объясняется, конечно, тем, что дальнейшее развитие и дифференцирование психоаналитического исследования Я в основном происходили вне немецко­язычной литературы и тогда, когда психоанализ в Германии был отрезан от всякой связи с этим развитием.

Я привожу здесь точку зрения Шульц-Хенке для того, чтобы показать, что он сам развивал свои концепции в обстановке полной изоляции, но также и потому, что именно точное изучение и описание «тех переживаний, которые называют разумным учетом реальности субъектов» в рамках психоаналити­ческого исследования Я решающим образом способствовали прогрессу пси­хоаналитической психосоматики.

Вклад в учение о неврозах – предыдущая | следующая – Медицинская антропология

Психосоматическая терапия. Оглавление