Яндекс.Метрика

Восприятие предметов (осязаемость)

Каким же образом глаз может предсказывать такие свойства, как твердость или осязаемость? Психофизика зрительного восприятия Д. Катцем (1911). Он обнаружил, что люди видят поверх­ности — осязаемые, сопротивляющиеся проникновению за их пределы области,— всегда, когда имеется текстура или микротекстура. Если внутри некоторой области нет текстуры или нет изменений яркости, то она кажется пус­той и проницаемой, как область, через которую можно протянуть руку или пройти, не встретив никакого сопро­тивления (см. рис. 5.9). Если текстура пли микротекстура поверхности не меняется, пока наблюдатель неподвижен, и меняется при изменении положения наблюдателя, то поверхность будет казаться твердой и неподатливой (см. рис. 5.10). Если, напротив, текстура и перепады освещен­ности меняются спонтанно, когда наблюдатель неподви­жен, создается впечатление чего-то жидкого или зыбкого, податливого при прикосновении, но отличающегося от пустоты совершенно неструктурированной области. При­мером этого впечатления, получившего название «объем­ного цвета», может служить восприятие дыма. Итак, создать и контролировать восприятие осязаемости у взрослых довольно легко. Даже в тех случаях, когда информация представлена только в зрительной форме, взрослые ис­пытуемые воспринимают ситуацию с учетом прогноза ин­термодальных свойств.

Риc. 5.9. Белая область не имеет ни текстуры, ни из­менений яркости, она видит­ся как пустая и проницае­мая.

 

 

 

 

 

Рис. 5.10. Цвет поверхно­сти. В отличие от белой области на рис. 5.9 эта об­ласть кажется твердой и неподатливой.

Осязаемость — это не самое важное из перечисленных качеств предмета. Для восприятия реальности предмета гораздо важнее характеристика, которую мы выше назвали «схватываемостью». В одном из своих опытов Мишотт показывал взрослым испытуемым изображения предметов и просил их или схватить предмет, или поместить другой, более маленький предмет внутрь изображенного. Все испытуемые, по словам Мишотта, смотрели на него как на сумасшедшего. Нарисованный предмет может выгля­деть и обычно выглядит вполне осязаемым, но не таким, чтобы у кого-нибудь могла возникнуть идея схватить его. От чего же зависит впечатление «схватываемости»? Дру­гие феноменальные свойства, такие, как размер, связаны со свойством «охватываемости», но не определяют его. Вероятно, самым непосредственным образом с ним свя­зана трехмерность. Предмет, который можно схватить, имеет верх и низ, правую и левую, переднюю и заднюю стороны. Очевидно, решающее значение имеет различение передней и задней поверхностей предмета.

Передняя поверхность реального предмета относится только к нему, тогда как передняя поверхность нарисо­ванного предмета является одновременно частью поверх­ности бумаги, холста или любого другого материала, на котором может быть изображен предмет. Реальный пред­мет имеет перцептивно определенные, хотя и не всегда видимые задние границы, которые отнюдь не менее зна­чимы в связи с действиями, выполняемыми субъектом по отношению к данному предмету. Когда мы хотим взять предмет, мы обхватываем его пальцами, нащупывая его заднюю поверхность. Как показывают повседневные наб­людения, взрослые люди могут делать это очень точно. Кроме того, взрослые способны предугадать местополо­жение задней границы предмета, а также ее форму (Мишотт, 1962; Иохансен см. рис. 5.11).

 

 

 

 

 

 

Рис. 5.11. Взрослые могут с высокой степенью точности нредска.чьшать, где находит­ся скрытая граница предме­та и какую форму она име­ет, даже если речь идет о таком незнакомом объекте, как тот, который показан на этом рисунке (из М. Johansen, The Experienced Continuation Acla Psychologica, 1957).

Благодаря каким признакам стимуляции это стано­вится возможным? Поскольку ответ па этот вопрос связан с трехмерностью пространства, нам придется вернуться к материалу, обсуждавшемуся в предыдущей главе. Выделение передней поверхности от прилегающих к ней поверх­ностей других предметов достигается с помощью исполь­зования параллакса движения и бинокулярного парал­лакса. Как мы видели в предыдущей главе, эти механизмы обеспечивают очень точную оценку относительной уда­ленности поверхностей в пространстве, а это как раз то, что необходимо для выделения передней поверхности предмета. Труднее обстоит дело с восприятием задней по­верхности. В случае некоторых предметов задняя сторона видна при бинокулярном наблюдении (см. рис. 5.12) или при монокулярных условиях, когда наблюдатель дви­жется, чтобы получить информацию о параллаксе движе­ния. Но есть и такие случаи, когда ни одна из этих пере­менных не присутствует, а испытуемый тем не менее все же отчетливо воспринимает невидимую сторону предмета.

 

 

 

 

 

 

Рис. 5. 12. Задняя граница объекта, показанного на рисунке, видна в условиях бинокулярного зрения.

правило хорошего продолжения – предыдущая | следующая – восприятие «схватываемости»

Психическое развитие младенца. Содержание.