canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Ощущения больного и зависимость от его психотипа. Реакция больного на свои ощущения.

Глава V (ощущения больного)

Самая структура внутренней картины болезни как в сензитивиой ее части, так и в интеллектуальной нахо­дится в большой зависимости от структуры личности больного, от его психологического профиля, который врачами-терапевтами, как правило, совсем не изучается и сплошь и рядом подменяется такими весьма нечетки­ми терминами, как неврастения, невропатия, истерия, истерическая реакция и т. д. Между тем психологи уже давно обратили внимание на то, что способность людей реагировать на раздражение, все их ощущения и вся моторика, являющаяся внешним отображением психиче­ских переживаний, дают богатую картину индивидуаль­ных различий в зависимости от нервно-психического статуса человека. Уже ранние исследования Фехнера, затем Вундта и его школы показали, что острота ощущений обнаруживает очень большие колебания у различных людей. В области моторной деятельно­сти — мимика, движения больного, походка, положение его, являющиеся в нашем случае уже объективным признаком внутренней картины болезни, — такое же богатство индивидуальных различий нашло свое выра­жение в учении об идеомоторных явлениях и вырази­тельных движениях. Девятнадцатый век подвел под древнее учение о темпераментах экспериментальную психофизиологическую базу, выделив типовые особен­ности ощущений и движений человека; первая четверть XX века дала им детальное психологическое и физио­логическое обоснование. Классические работы Павлова и его школы установили, как мы видели, у животных существование нескольких основных типов нервной си­стемы, аналогичных до известной степени старым гиппократовским темпераментам, в зависимости от кото­рых животные неодинаково реагируют на условия окру­жающей их среды и обнаруживают совершенно различ­ную устойчивость в своем поведении. Особенности эти, наблюдавшиеся достаточно четко уже в нормальных ус­ловиях существования животного, с исключительной резкостью выявлялись при более трудных ситуациях, в патологических условиях жизни животного. В то время как животные с возбудимым типом центральной нерв­ной системы реагировали на осложнение условий эксперимента срывом и резко выраженным неврозом (экс­периментальный невроз), животные с устойчивой нерв­ной системой не давали при этом никаких патологиче­ских реакций.

Экспериментальные данные, полученные на челове­ке, подтвердили наличие различных типов невродинамики. Ряд психологических исследований, поставленных специально в этом направлении, установил, что в экс­периментальных условиях легко обнаружить и фикси­ровать нарушение реактивных процессов у неустойчи­вых, психопатических субъектов при относительно сла­бых раздражениях и небольших конфликтах.

Дальнейшие исследования показали, что эти особен­ности нервно-психической сферы интимно связаны с со­стоянием эндокринного аппарата и с нервно-гумо­ральным профилем данного организма. В этом отноше­нии особенного внимания врачей заслуживают работы, показавшие, что-существует весьма различная возбуди­мость для аппарата, воспринимающего ощущения. Ис­ходя из анализа физиологических процессов инерции зрительного аппарата при его возбуждении, создающих так называемые эйдетические образы, намечается точ­ный экспериментальный метод непосредственного изуче­ния ряда весьма сложных особенностей нервно-психической сферы человека.

Эти работы установили, что инерция восприятия, т. е. способность видеть воспринятую вещь некоторое время спустя после фактического исчезновения ее из поля зре­ния — эйдетический образ, — сильно отличает нервно и гуморально стигматизированных субъектов, а харак­тер этих эйдетических образов — их большая стой­кость, объективность или большая лабильность, эмоцио­нальность — указывает на то, что в одних случаях стиг­матизация локализуется в неодинаковых системах нерв­но-эндокринного аппарата и идет по тетаноидному типу, а в других — по базедовоидному. Исходя из этих конституциональных особенностей различных людей, неко­торые авторы развернули целое учение о различном строении психики, различном характере восприятий и различных реакциях на раздражение у лиц, принадле­жащих к различным эндокринным типам. Типологичес­кие исследования показывают, во-первых, как тесно сплетаются между собой внешняя (объективная) и внутренняя (субъективная) картины болезни и, во- вторых, какие огромные затруднения лежат на пути изучения внутренней картины болезни, если врач хочет правильно оценить показания больного и использовать их для своей синтетической работы при постановке ди­агноза. Не исключено, что изучение эйдетических обра­зов как индикатора нервно-психических процессов сы­грает когда-нибудь свою роль при изучении заболева­ний в самых ранних стадиях развития их.

Дальнейшее изучение вопроса показало, однако, что индивидуальные особенности в построении ощущений и двигательной сферы не находятся в простой зависимо­сти только от врожденных особенностей данного лица, а являются также результатами и влияний среды, кото­рые в свою очередь могут определять характер ощуще­ний и действий иногда в такой же степени, как и кон­ституциональные нейрогуморальные особенности. И это имеет для изучения внутренней картины болезни не меньшее значение, чем определение темперамента или эндокринного профиля. Еще ранние исследования шко­лы Вундта показали, что на характер реактивных про­цессов решающее влияние оказывает установка внимания испытуемого. Работы, связанные с влиянием апперцепции на ощущения, выяснили, что раз­личная установка внимания может значительно изме­нять как остроту, так и характер ощущения. Ряд психологических исследований, и в первую очередь совет­ских исследований Д. Н. Узнадзе, показал, что уста­новка может весьма резко изменять характер и мотор­ной реакции. Дальнейшими экспериментальными ис­следованиями была показана исключительная лабиль­ность нервно-психических реакций и огромная изменчи­вость их под влиянием установки субъекта. Так, например, пороги ощущения в гипнотическом состоянии мо­гут быть снижены во много десятков раз (К.И.Пла­тонов, С. Я. Лифшиц). Следовательно, психологические процессы обладают способностью к огромной сенсиби­лизации реакций, протекающих в нервной системе.

Описанная выше установка внимания может дли­тельно закрепляться, принимая у различных по своей ; психической структуре личностей весьма различное направление. Само течение психических процессов — эмоциональных, сензитивных и моторных, находясь в теснейшей зависимости от установки субъекта, может быть каждый раз далеко не одинаковым, если та или иная установка нередко патологически длительно закрепляет­ся и перманентно меняет состояние реакций, изменяя, таким образом, до известной степени конституциональ­ный профиль психики данного лица.

 

влияние психики – предыдущая | следующая – самонаблюдение болезни

оглавление

консультация психолога детям, подросткам, взрослым

Яндекс.Метрика