Яндекс.Метрика

Основные типы органических психопатий (продолжение)

Органический шизоидный тип. Описан С. С. Мнухиным и Д. Н. Исаевым (1969) под названием атонической формы органической психопатии. Встречается относительно редко. Замкнутость чудаковатость, странность сочетается с вялой пассивностью с одной стороны, и с аффективной взрывчатостью — с другой. Характерны недоразвитие тонкой моторики, неловкость. Обычно невысокий интеллект сочетается с заумностью и витиеватостью суждений. Отмечаются также избирательные затруднения в оценке времени и пространства. Успехи в математике особенно слабы.

Среди  патогенных факторов доминируют тяжелые токсикозы во воемя беременности, множество инфекционных и соматических заболеваний в первые годы жизни. На пневмоэнцефалограмме иногда удается обнаружить признаки атрофии в лобных и лобно-теменных областях.

Владимир Г., 14 лет. Из благополучной семьи. Во время беременности был тяжелый токсикоз. С раннего детства непрерывно болел «простудами». В развитии отставали моторные навыки — когда пошел в школу, не умел сам одеваться.  В детском саду не удержался — там все дни плакал и выл, пока не забирали домой. С детьми не общался — смотрел со стороны, как играют другие. До 6-го класса учился удовлетворительно, хотя с трудом давались математика и география (не мог ориентироваться на карте). В школе держался особняком, друзей не имел, но себя в обиду не давал: если задевали, то жестоко бил. Часто, ссылаясь на недомогание и простуду, старался остаться дома. Одно время были навязчивые движения: необычным образом потирал руки, вытягивал их, но делал это только в отсутствии посторонних. Никаких увлечений не было: пробовал собирать марки и значки, но быстро бросил. Любил играть с собакой. При столкновении со старшим братом лез с ним в драку, не боясь быть побитым. Родителям на замечания грубил, однажды в гневе ударил бабушку. Последний год стал сбегать с уроков физкультуры и математики, а затем вообще бросил ходить в школу. Сидел дома, один во что-то играл, смотрел телевизор. Причину отказа ходить в школу не объяснял, при настойчивых расспросах —озлоблялся, швырял вещи.

В подростковой психиатрической клинике держался в стороне, с другими подросткам в контакт не вступал, старался быть незаметным, с персоналом был сух и холоден. На свидании с матерью держался высокомерно, отдавал ей распоряжения.

Во время беседы с трудом вступил в контакт Только при отказе в выписке, покуда не объяснит причины отказа ходить в школу, признался, что на уроках физкультуры над ним все смеялись за его неловкость — не мог поймать мяч и т. п. На уроках математики его «позорили» за то, что не мог ничего понять. Согласился возобновить занятия, если переведут в другую школу. Обнаружил плохую ориентировку во времени и пространстве: не мог хотя бы приблизительно  прикинуть время для различных поездок, набросать элементарный план знакомых мест и т. п.

Физическое развитие по возрасту. При неврологическом осмотре — без отклонений. На ЭЭГ — умеренные диффузные изменения, при гипервентиляции рассеянные единичные острые волны.

При патохарактерологическом обследовании с помощью ПДО по шкале объективной оценки диагностирован смешанный шизоидно-сенситивный тип. Имеется указание на возможность изменений характера вследствие резидуальиого органического поражения головного мозга (высокий В-индекс); отношение к алкоголизации — отрицательное, отмечена низкая конформность (свойственно шизоидам). Самооценка — недостаточная: по шкале субъективной оценки досто­верно черт какого-либо типа не выделяется и не отрицается.

Диагноз. Органическая психопатия шизоидного типа умеренной степени.

Катамнез через 2 года. В другой школе также не удержался, продолжал учебу путем домашнего обучения, затем в вечерней школе, посещая ее, только чтобы сдать задания.

Диагностика органических психопатий. Основным диагности­ческим критерием служит клиническая картина — ее особенности, отличающие от сходных конституциональных психопатий — неустойчивой, эпилептоидной, истероидной, гипертимной, лабильно-аффективной и даже шизоидной. Однако все же только по особенностям характера и нарушений поведения бывает трудно дифференцировать с конституциональными психопатиями, осо­бенно с их смешанными типами. Диагностика органической природы психопатии облегчается, если клиническая оценка анома­лий характера и нарушений поведения дополняется соответ­ствием одному-двум из следующих диагностических признаков.

1. Наличие в анамнезе явных внутриутробных, родовых и ранних постнатальных (первые 2—3 года жизни) вредностей в виде черепно-мозговых травм, мозговых инфекций и нейроинтоксикаций.

2. Наличие резидуальной неврологической «микросимптома­тики» — нерезкие глазодвигательные нарушения, асимметрия лицевой иннервации, неравномерность или диффузное повышение сухожильных рефлексов, а также легкие диэнцефальные рас­стройства. Вся эта совокупность неврологических отклонений в современной англо-американской медицинской литературе получила наименование минимального мозгового поражения или минимальной мозговой дисфункции — minimal brain damage or disfunction, которые встречаются у 5—10 % здоровых школь­ников [Wender P. Н., 1971].

3. Выявление с помощью вспомогательных диагностических методов признаков резидуального органического поражения головного мозга — спаечных процессов и гидроцефалии на пневмоэнцефалограмме, признаков повышения внутричерепного давления или аномалий оссификации черепа на его рентгено­грамме, диффузных патологических изменений на электроэнце­фалограмме, отклонений от нормы при диэнцефальных функцио­нальных пробах.

4. Установление признаков, присущих изменениям по органи­ческому типу при патохарактерологическом (высокий В-индекс, см. стр. 39) и патопсихологическом (нарушения внимания, особенно его концентрации, истощаемость при выполнении заданий и т. п.) исследовании.

Одни только дополнительные диагностические критерии без соответствующей клинической картины не могут быть основанием для установления органической природы психопатии. Могут быть и сведения о мозговом поражении в раннем онтогенезе, и «неврологическая микросимптоматика», оставленная ими, и патологические изменения на электроэнцефалограмме, но кли­ническая картина может убедительно свидетельствовать о кон­ституциональной психопатии или психопатическом развитии.

Органические психопатии следует отличать от отдаленных последствий поражений головного мозга в виде травматической энцефалопатии (см. гл. XXIII), которые бывают следствием черепно-мозговых травм, перенесенных в возрасте старше 3—4 лет. Сходные энцефалопатические картины развиваются также после мозговых инфекций и нейроинтоксикаций в том же возрасте. Энцефалопатиям, кроме психопатоподобных нарушений поведе­ния, бывают свойственны выраженная вегетативная лабильность и церебрастенические симптомы (головные боли, укачивание во время езды на транспорте, плохая переносимость жары, духоты, шума, мельканий и т п.). У подростков травматиче­ские энцефалопатии встречаются втрое реже, чем органические психопатии [Короленко Ц. П. и др., 1978].

истерические реакции – предыдущая | следующая – динамика психопатий

Подростковая психиатрия. Содержание.