Яндекс.Метрика

Познавательное развитие (определение идентичности)

Каким образом можно проверить, действительно ли младенец пользуется этими определениями? К счастью, подобные проблемы анализировались в экспериментах со взрослыми. Мишотт (1962) предъявлял своим испытуемым предмет определенных размеров, формы и цвета — до­пустим, красный трехдюймовый шар, располагавшийся в определенном месте. Через некоторое время этот предмет заменялся зеленым трехдюймовым шаром. Способ, с по­мощью  которого это осуществлялось, показан на рис. 7.6. Затем испытуемых просили описать, что произошло. Обычно они отвечали, что предмет был изменен, но остался тем же самым предметом. Следующий шаг изменений (предмет становился зеленым трехдюймовым кубом) вы­зывал такой же ответ. Фактически испытуемые наблюдали этапы превращения красного трехдюймового шара в зе­леный шестидюймовый куб (рис. 7.7), однако они продол­жали утверждать, что видят только один предмет, подвер­гающийся целому ряду последовательных модификаций. Если же одновременно изменились два признака — оста­ваясь на одном месте, красный трехдюймовый шар стано­вился зеленым шестидюймовым шаром,— испытуемые были склонны считать, что исходный объект был заменен другим. Наконец, когда изменялись три признака — крас­ный трехдюймовый шар сразу становился зеленым шести­дюймовым кубом,— испытуемые единогласно утверждали, что исходный предмет был заменен другим. Таким образом, постоянства местоположения недостаточно для того, чтобы вызвать восприятие идентичности предмета у взрослых испытуемых, хотя оно и является важным признаком.

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 7.6. С помощью данного устройства можно практически мгновенно показать испытуемому вместо красной сферы на том же самом место такую же зеленую сферу. Это выглядит как превращение красного предмета в зеленый.

 

 

Рис. 7.7. После просмотра подобной последовательности трансфор­маций взрослые настаивают на том, что они видит один предмет, который претерпел серию изменений.

В другой серии экспериментов один предмет исчезал в некотором месте, а идентичный ему появлялся в другом. В этом случае все испытуемые считали, что это тот же са­мый предмет, но только сдвинутый на новое место. Если же, однако, появлявшийся на другом месте предмет от­личался еще каким-либо признаком — скажем, размером,— испытуемые склонялись к мнению, что исходный пред­мет был заменен другим предметом. Таким образом, со­здается впечатление, что при определении идентичности взрослые учитывают признаки местоположения, размеры, формы, цвета. Если любые три признака из этого перечня совпадают, то испытуемые говорят, что видят прежний предмет. Если изменена любая пара признаков, то испы­туемые склоняются к мнению, что произошла замена. Сле­довательно, при определении идентичности взрослыми неизменность местоположения не играет решающей роли.

Подобные эксперименты были проведены Мишоттом и с движущимся объектом. В этих опытах объект исчезал за экраном, а затем появлялся вновь, сохраняя первона­чальную траекторию движения, но с изменением некото­рых признаков. Некоторые из преобразований, исполь­зовавшихся в этих экспериментах, показаны на рис. 7.8. Движение, по-видимому, сильнее, чем местоположение, влияет на определение идентичности, поскольку испытуе­мые допускали более резкие изменения, прежде чем начи­нали говорить о введении нового предмета. Однако и в случае более резких изменений испытуемые давали весьма своеобразные ответы, как, например: «Похоже на то, что это видоизмененный первоначальный предмет, но я знаю, что вы, по всей вероятности, как-то заменили его на новый». Другими словами, у испытуемых был некоторый ког­нитивный критерий идентичности, пересиливающий дан­ные их органов чувств.

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 7.8. Трансформации, использовавшиеся в эксперименте Мишотта: четыре примера предмета, появляющегося из-за экрана с изме­нениями тех или иных зрительных признаков.

траектория движения – предыдущая | следующая – беспо­койство