Яндекс.Метрика

Глава 7. Соматонозогнозии при хирургических заболеваниях (продолжение)

Как известно, особым видом травматических пора­жении являются ранения. С психологической точки зрения ранения, полученные в мирное время, отлича­ются от таковых в боевой обстановке. Опыт Великой Отечественной войны с достаточной убедительностью подтвердил, что острый период после ранения — это фаза тяжелых переживаний, обусловленных самим ранением, нередко сопровождающимся тяжелыми болевыми ощущениями, иногда шоком [Соловьева М. В., 1946].

При долго не заживающих ранах с поврежде­нием костей нередко наблюдаются угнетенность раздражительность, обусловленные реакцией личности на ранение, наклонность к излишней фиксации на соматических ощущениях — это так называемая раневая нервность. У другой группы раненых на смену утихающим болям (при затяжном течении раневого процесса) приходит уверенность в неизлечимости, убежденность в смерти, возможность фатального исхода воспринимается смиренно [Гиляровский В. Д., 194Ь].

А. С. Ремезова (1951), изучавшая психологические сдвиги и психопатологические реакции при затяжном и хроническом течении раневого процесса, в согласии с И. Г. Руфановым выделяет в первой острой фазе: а) апатические состояния («удивительно спокойные» больные Руфанова и Мельникова, «безропотные» больные Лидского с характерной малоподвижностью, аспонтанностью, что заслоняет собой депрессивные переживания); б) картины раневой нервности с резкой невыносливостью к внешним раздражителям, в том числе к перевязкам, с отчетливой значимостью болевого фактора.

Постоянная боль, повторные операции, длительное стационирование, тяжелый раневой процесс, многочисленные перевязки и другие болезненные процедуры способствуют не только астенизации, но и переоценке значимости всех лечебных процедур. Поэтому во второй фазе раневого процесса (периоде обратного развития воспалительных явлений и общесоматических сдвигов) в структуре соматонозогнозий происходит смена психологических акцентов: на первый план выступают личностные особенности. Здесь превалируют формы адекватной оценки ранения и его последствии — нормосоматонозогнозии. Наряду с этим наблюдается переоценка значимости ранения и его последствии — гиперсоматонозогнозии. Значительно реже встречаются формы недооценки и диссимуляции.

В третьей фазе — периоде отдаленных последствий — может произойти полное восстановление правильной оценки результатов ранения, психологическая реабилитация. В то же время в отдельных случаях наблюдается патологическое развитие личности.

Кроме повреждений опорно-двигательного аппарата и ранений, к травмам, как известно, относят и ожоги. Последние часто вызывают своеобразные изменения в психической сфере пострадавших. Ожоговая болезнь с довольно мощным психогенным зарядом по своему течению подразделяется на три этапа [Федо­тов Д. Д., Борисов И. В., 1975]. Для первого этапа, в момент получения ожоговой травмы, типично возник­новение опасной для жизни ситуации, реакции страха, отчаяния и тревоги за свою жизнь. Второй этап — период развития признаков ожоговой болезни (токсе­мия, септикотоксемия) — характеризуется как адекват­ной субъективной оценкой глубины заболевания, так и вариантами переоценки, а также недооценкой тяжести заболевания. Третий период — период реконвалесценции. В этом периоде больной остро переживает нали­чие обезображивающих рубцов, которые в сочетании с ожоговым истощением снижают его трудоспособность. В связи с этим уместно привести высказывания В. П. Богаченко (1962) о том, что выздоровление после тяже­лых ожогов сопровождается выраженными явлениями астении — непереносимостью боли, перевязок и других лечебных процедур, света, шума.

Типы реакции на последствия ожога в значительной степени зависят от преморбидно-личностных особен­ностей. Наряду с нормосоматонозогнозией возможна и гиперсоматонозогнозия, преимущественно у лиц с тревожно-мнительными и другими тормозимыми чер­тами, а также ригидностью. Гипосоматонозогнозии обычно наблюдаются у пациентов с интеллектуаль­ной недостаточностью или же на фоне явлений гипоксии, обусловленной ожоговой травмой. Хроническое течение болезни, равно как и последствия тяжелых ожогов, может явиться предпосылкой к патологическому раз­витию личности. Это развитие происходит как по невротическому, так и патохарактерологическому ти­пам. Возможно также заострение черт акцентуирован­ных личностей и у лиц, страдающих психопатией или же выявляющих признаки психопатоподобного со­стояния.

Следовательно, в остром периоде можно просле­дить звучание стрессового воздействия. Соматонозогнозии в это время возникают главным образом под влиянием патологических процессов ожоговой болезни. В период реконвалесценции интенсивность пережива­ния последствий ожога зависит от личностных особенностей. Формирующиеся психологические адаптацион­ные механизмы не всегда, однако, достигают степени устойчивой компенсации. Именно это обстоятельство и позволило некоторым авторам [Kjaer, 1969] сделать вывод о том, что для психологических сдвигов, вызванных ожоговыми травмами, наиболее характерен страх неизбежности смерти или же длительного заболева­ния с мучительным выздоровлением.

Известно что различного рода травмы, ранения и ожоги, локализующиеся в области лица, имеют особую психологическую окраску. Вот почему целесообразно рассмотреть соматонозогнозию при этой патологии. Хорошо известно значение лица в жизни каждого человека, оно тонко отражает малейшие эмоциональные сдвиги и переживания, отношение к окружающему и к себе. Поэтому человек, претерпевший деформацию своего лица, воспринимает это событие как весьма тяжелое потрясение основ личности, ее средств общения и привычных форм существования. Отсюда страстное стремление вернуть «свое лицо». Обычно такого рода пострадавшие становятся сенситивными, у них наступает ослабление или полный разрыв прежних  связей, они чувствуют себя лучше, находясь среди людей с подобными косметическими дефектами. Пре­быванием в больничной обстановке не тяготятся и не представляют своего существования вне стационара [Лебединский М. С., 1946; Лукомский И. И., 1948].

Обычно вскоре после острого периода травмы, когда пострадавшие обнаруживают, что внешний облик их лица  непоправимо изменился, может наступать сниженность настроения, страх общения с другими людьми. Но такого рода тип реакции, будучи умеренным по своей выраженности, носит адекватный характер, и через 1-2 мес комплексного лечения, успешных кос­метических операций наступает фактическое выздоровление, компенсация. В других случаях, при наличии соответствующих личностно-преморбидных особенностей и дополнительных психотравмирующих факторов переоценка значимости последствий травмы лица может приобрести затяжной характер, т. е. формируется гиперсоматонозогнозия. Наблюдаются и противополож­ные формы личностных реакций с недостаточно серьез­ным отношением к дефектам лица, а следовательно, к эстетическому компоненту полученной травмы (гипооматонозогнозия). Значительно реже возникают патологические реакции депрессивного истерического ипохондрического и анозогнозического типов. Затяжной характер лечения травматического повреждения лицевой части черепа и недостаточная его эффектив­ность у людей с личностно-преморбидными аномалиями способствует патологическому развитию преимуще­ственно по невротическому типу, иногда психопатизации [Матвеев В. Ф., 1975].

травматические поражения – предыдущая | следующая – заболевания сердца

Квасенко А. В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание