Яндекс.Метрика

III. 3. Самосознание и образ «я» (образ «я»)

Формирование новой временной перспективы не всем дается легко. Обостренное чувство необратимости времени нередко сочетается в юношеском сознании с нежеланием замечать его течение, с представлением о том, будто время остановилось. Как справедливо замечает Э. Эриксон, чувство остановки вре­мени психологически означает как бы возврат к детскому состоянию, когда время еще не существовало в переживании и не воспринималось осознанно. Юноша попеременно чувствует себя то очень молодым, даже совсем маленьким, то, наоборот, донельзя старым, все испытавшим. Надежда на личное бес­смертие или заменяющую ею бессмертную славу перемежается страхом старости.

Юношеские представления о возможностях разных эпох чело­веческой жизни еще крайне субъективны: 16-летнему 25-летний кажется уже старым, взрослость нередко отождествляется с не­подвижностью и обыденностью. Страстная жажда нового опыта может перемежаться со страхом перед жизнью, который у не­которых вызывает даже желание умереть. Расстройство вре­менной перспективы сказывается на самосознании и социаль­ном самоопределении личности.

Становление личности включает в себя также становление относительно устойчивого образа «я», т. е. целостного пред­ставления о самом себе. Образ «я» (иногда его называют так­же «понятие «я» или «я-концепция») — сложное психологиче­ское явление, которое не сводится к простому осознанию своих качеств или совокупности самооценок. Вопрос «кто я такой?» подразумевает не столько самоописание, сколько самоопределе­ние: «Кем я могу и должен стать, каковы мои возможности и перспективы, что я сделал и еще могу сделать в жизни?» На этот вопрос трудно ответить «объективно», потому что каждый человек, в зависимости от контекста и ситуации, «видит», точ­нее, «конструирует» себя по-разному.

Образ «я» — не просто отражение (в форме представления или понятия) каких-то объективно данных и не зависящих от степени своей осознанности свойств, а социальная установка, отношение личности к самой себе, включающее три взаимосвя­занных компонента: познавательный — знание себя, представ­ление о своих качествах и свойствах; эмоциональный — оценка этих качеств и связанное с ней самолюбие, самоуважение и тому подобные чувства и поведенческий — т. е. практическое отно­шение к себе, производное от первых двух компонентов.

Как меняется образ «я» с возрастом? Психологические ис­следования этой проблемы идут по нескольким направлениям. Прежде всего изучаются сдвиги в содержании образа «я» и его компонентов — какие качества сознаются лучше, как меняются с возрастом уровень и критерии самооцепок, какое значение придается внешности, а какое — умственным или моральным качествам и т. п. Далее, исследуется степень его достоверности и объективности. Наконец, прослеживается изменение струк­туры образа «я» в целом — степень его дифференцированности (когнитивной сложности), внутренней последовательности (цельности), устойчивости (стабильности во времени), субъек­тивной значимости, контрастности, а также уровень самоува­жения. По всем этим показателям переходный возраст заметно отличается как от детства, так и от взрослости; имеется грань в этом отношении и между подростком и юношей.

Свойства человека как индивида формируются и осознают­ся раньше, чем личностные свойства. Отсюда — неодинаковое соотношение «телесных» и морально-психологических компонен­тов «я». Подростки и юноши особенно чувствительны к особен­ностям своего тела и внешности, они сопоставляют свое разви­тие с развитием товарищей. Хорошей иллюстрацией этого мо­жет служить описание медицинского осмотра в кадетском кор­пусе в романе А. И. Куприна «Юнкера»:

«Кадеты быстро разделись донага и босиком подходили по очереди к доктору… Такой подробный осмотр производился обыкновенно в корпусе по четыре раза в год, и всегда он бывал для Александрова чем-то вроде беспечной и невинной забавы, тем более, что при нем всегда бывало испытание силы на разных силомерах — нечто вроде соперничества или состязания. Но по­чему теперь такими грубыми и такими отвратительными каза­лись ему прикосновения фельдшера к тайнам его тела?

И еще другое: один за другим проходили мимо него наги­шом давным-давно знакомые и привычные товарищи. С ними вместе сто раз мылся он в корпусной бане и купался в Москве-реке во время летних Коломенских лагерей. Боролись, плавали наперегонки, хвастались друг перед другом величиной и упругостью мускулов, но самое тело было только незаметной обо­лочкой, одинаковой у всех и ничуть не интересною.

И вот теперь Александров с недоумением заметил, чего он раньше не видел или на что почему-то не обращал внимания. Странными показались ему тела товарищей без одежды. Почти у всех из-под мышек росли и торчали наружу пучки черных и рыжих волос. У иных груди и ноги были покрыты мягкой шерстью. Это было внезапно и диковинно» [1].

Юноши и девушки придают важное значение тому, насколько их тело и внешность соответствуют стереотипному образцу «ма­скулинности» или «фемининностл». При этом юношеский эталон красоты и просто «приемлемой» внешности нередко бывает завышенным, нереалистическим.

_________________________________________________________________________________

[1] Куприн А. И. Юнкера. — Собр. соч. в 6-ти т. М, Гослитиздат, 1958, т. 6, с. 165—166

неизбежность смерти – предыдущая | следующая – уровень притяза­ний

Оглавление. Кон. И.С. Психология юношеского возраста.

Консультация психолога детям, подросткам и взрослым.