canada goose femme pas cher Soldes Louboutin Chaussures louboutin outlet uk billig canada goose canada goose tilbud goyard pas cher longchamp bags outlet Monlcer udsalg YSL replica sac louis vuitton pas cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose Outlet UK Moncler Outlet uk hermes pas cher Bolsos Longchamp España Moncler Jakker tilbud Parajumpers Jakker tilbud Ralph Lauren Soldes Parajumpers Outlet louis vuitton replica Moncler Jas sale Billiga Canada Goose Jacka Canada Goose outlet Billiga Moncler Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Louboutin Soldes Canada Goose Pas Cher Hemers replica Doudoune Canada Goose Pas Cher prada replica Canada Goose Pas Cher Canada Goose Soldes Doudoune Canada Goose Pas Cher Canada Goose Pas Cher Canada Goose outlet Canada Goose outlet Canada Goose outlet

Аутистический уход в себя у младшего брата. Отношение матери к такому аутистическому уходу.

Истории болезни и процесс терапии (продолжение)

Младшему же брату Георгу учеба не далась. Он был любимым сыном матери. Пока брат с постоянными бронхитами находился в больницах, мать часто брала его с собой на курорты. В противоположность брату, он был кра­сив, вызывая к себе и позднее, в студенческие годы, интерес своей мрачно импозантной манерой вести себя. Мать же была не способна соответствовать потребности ребенка в близости и нежности. Пациент сообщал позднее, что всю свою жизнь чувствовал эмоциональный холод. При этом он идеализиро­вал интеллектуальную одаренность брата, восхищаясь его «философскими» замечаниями. Пациент чувствовал, что мать его одновременно соблазняет и покидает, восхищается и наказывает, и реагировал аутистическим уходом в религиозно окрашенные фантазии. В школе он все быстро схватывал и был усерден, что положительно оценивалось, но при этом чувствовал себя в изоля­ции от соучеников, учителя тоже уделяли ему мало внимания. Это повторяло домашнюю ситуацию, где мать занималась прежде всего нелюбимым стар­шим сыном и его трудностями в учебе. Мать не считала аутистический уход в себя пациента проблемой.

Первые признаки тяжелого психического заболевания появились в пу­бертатном периоде, когда пациент начал сомневаться в своих фантазиях из­бранности и впал в навязчивые мудрствования. В этом периоде впервые по­явились сердечные спазмы. Пациент просыпался с внезапным страхом смер­ти, чувством жжения и сдавления в области сердца. Несмотря на отсутствие органических признаков при обследовании, с тех пор его постоянно лечили лекарствами; мать следила за тем, чтобы он делал укрепляющие физические упражнения. Появившееся одновременно состояние полного паралича мотивации и интересов объяснялось болезнью сердца. От своего страха сексуаль­ности (пациент испытывал сильное чувство вины в связи с мастурбацией) он периодически пытался защититься актами эксгибиционизма во время частых прогулок по лесу, которые его обязывали проделывать для укрепления сердеч­ной деятельности. На расставание с матерью с началом учебы он реагировал возрастающей психической запущенностью, от которой неоднократно пытал­ся спастись, пускаясь в симбиотические гетеро- и гомосексуальные отноше­ния. Неизменный крах этих отношений, уход из университета и нарастающая изоляция вынудили пациента начать лечение.

Описанные здесь вкратце истории болезни обоих пациентов Мартина и Георга показывают картину патологически застывшей семейной группы, в которой господствует сильный неосознаваемый страх перед матерью. Неспо­собная защитить детей и дать им эмоциональное тепло и заботу, она требует от сыновей поддержки в своих усилиях по гиперадаптации, избежанию конф­ликта, чтобы таким образом защитить себя от внешнего мира. Оба сына с са­мого начала находятся под давлением чрезмерных ожиданий социального ус­пеха со стороны матери. Она ожидает от них вознаграждения за потери и уси­лия в собственной жизни. Оба сына вовлечены в динамику double-bind. С од­ной стороны, мать с беспощадной строгостью предъявляет сыновьям требо­вания окружающего мира. Она требует хорошей успеваемости и гипернорма­тивного поведения. С другой стороны, она постоянно жалуется сыновьям на холодность и враждебность этого мира. В то время как со старшим сыном она обращается как с дураком и неудачником, которому пытается беспощадной муштрой вдолбить школьные познания, младшего сына она идеализирует из- за его интеллектуальных способностей. Оба сына чувствуют, что их контроли­руют и эмоционально дистанцируют.

Старший сын, идентифицирующий себя с покойным отцом, постоянны­ми заболеваниями выдавливает из матери заботу и внимание, одновременно пытаясь уйти от выполнения ее требований. Младший сын реагирует бегством в фантазии аутистического всемогущества и избранности. На каждую попыт­ку сыновей отстоять свои права в разногласиях со сверстниками мать отвечает упреком в том, что дети недостаточно любят и поддерживают ее, принося огор­чения своими ссорами и конфликтами. Младший любимчик Георг удовлетво­ряет бессознательное желание матери быть всемогущей. Он – вундеркинд, «философ», лучший ученик в классе, им восхищаются учителя и сверстники Позднее он демонстрирует остающуюся неопределенной психосоматическую симптоматику и, наконец, бегство в психоз. Старший сын Мартин реагирует на завышенные требования и одновременно эмоциональное пренебрежение матери отчетливой психосоматической симптоматикой. Его плохая успевае­мость ведет к многолетним агрессивным ссорам с матерью. Из-за этого у него сильное чувство вины, ведущее к аутодеструктивному отграничению от мате­ри. Младший сын, который с большой тревогой воспринимает ссоры между матерью и братом, не находит формы выражения агрессии против нее. Он со­единяет как свои аутистические фантазии всемогущества, так и усилия по оп­ределению своей сексуальной и профессиональной идентичности с сильным чувством вины и страхом потерять мать.

Оба брата идентифицируют себя друг с другом. Отношения, однако, рез­ко амбивалентны. Оба брата страдают от чувства вины из-за того, что недоста­точно поддерживают друг друга и позволяют матери ссорить их между собой. Основу общности составляет чувство, что мать их бросила. Хотя отношения обоих сыновей с матерью определяются сильным страхом сексуальности и воспитанием, враждебным ко всему телесному, различие заключается в том. что мать отвергает старшего сына из-за его непривлекательности, отождеств­ляя себя с другим сыном, физической привлекательностью которого восхища­ется. В отношениях со старшим сыном она функционирует, таким образом, как мать, вызывающая психосоматическое заболевание, в то время как ее по­ведение по отношению к младшему сыну запускает, напротив, шизофреногенную динамику. Патогенное действие этой динамики усиливается еще и тем, что мать скрывает различное отношение к детям поверхностной псевдоспра­ведливостью, усиливая тем самым амбивалентность и зависть в отношениях детей между собой. Как психосоматическое заболевание старшего сына, так и психотическая реакция младшего предстают отражением различных аспектов неразрешенного конфликта идентичности матери. В от ношениях со старшим сыном она воспроизводит свои конфликтные отношения с мужем, который, как она чувствует, предал и покинул ее; в младшем сыне она воспроизводит себя со своими бессознательными фантазиями всемогущества, являющимися обратной стороной ее страха катастрофы.

Второй отчет пациента Мартина – предыдущая | следующая – Психодинамика симптомогенеза обоих пациентов

Психосоматическая терапия. Оглавление

Яндекс.Метрика