Яндекс.Метрика

Междисциплинарные исследования в свете Луриевского подхода (набросок)

Короче говоря, логика индексирования подразумевает во-многом пере­работку до автоматического указания на ключевые слова данного текста. Такая переработка (1) порождает целую группу феноменов, удивительно похожих на поведение больных; (2) обеспечивает, так же, как и для больных, первоначальное понимание текста. Следовательно, можно говорить, что процессы индексирования каким-то образом имитируют синдром глубинной дизлексии.

Должно быть ясно, что синдром (глубинной дизлексии классически понимается как гетерогенная совокупность феноменов, одновременное наличие которых в поведении больных с глубинной дизлексией есть не что иное, как простая случайность (или иначе, отражают некоторую (сомнительную) близость обеспечивающих их мозговых структур). За этой гетерогенной совокупностью, “загадкой” далеких феноменов, процессы индексации высвечивают логику функционального компонента. Эта логика позволяет понять синдром глубинной дизлексии в терминах нормальной системы чтения, сокращенной до специфического компонента (компонента в норме скрытою, учитывая скорость и избыточность когнитивных процессов в норме), наделенного специфической функцией пред-понимания, то есть способности выявить некоторую информацию, связанную с письменным текстом.

3. 4. Пересмотр классических подходов к пониманию языка

Такое понимание синдрома глубинной дизлексии прямо приводит к возможности пересмотра системы холистического чтения и понимания:

— В классических подходах понимание предложения рассматривается исключительно как функция “конструирования” значения из слов, включенных во фразу. Нет места ни для какой неопределенности значения, о чем говорилось выше, и нет никакого логического обоснования для интерпретации поведения больных с глубинной дизлексией в рамках такой системы.

— Напротив, признавая, что понимание – это процесс, который возникает (см. например, Winograd & Flores, 1986) из взаимоотношений между: (1) теориями речевых штампов, чувств, знании и опыта, (2) актуального контекста ситуации и (3) морфо-синтаксических особенностей данных лексических единиц, такие понятия, как первые этапы чтения, неопределенность значения или согласование морфо-синтаксических данных и информации становятся очевидным. В терминах подобного возникновения, понимание смысла написанной фразы напоминает резьбу по камню (Andreewsky, 1991), это уточнение шаг за шагом (в ходе сложных взаимодействий) “первоначального наброска”, неопределенного объекта, возникшего на подготовительном этапе, то есть значения в первом приближении. В рамках этого подхода синдром глубинной дизлексии напрямую отражает этот подготовительный этап, то есть разработку “первоначального наброска”.

Теоретическая значимость такого “наброска” не ограничивается объяснением данных патологии. Он также объясняет целый комплекс феноменов чтения в норме, плохо объясненяемых в рамках классического подхода. Это феномены, начиная от экспериментов на подпороговом уровне (действия в зависимости от значения невоспринятых слов, что очень трудно объяснить исходя из традиционной модели лексикона) до скоростного чтения (которое позволяет читателям очень быстро получить общее, хотя и не совсем четкое представление о всем тексте).

* * *

Значимость междисциплинарных подходов к моделированию когнитив­ных функций была продемонстрирована на примерах взаимодействия между Искусственным Интеллектом и Нейропсихологией. Это иллюстрирует и дополняет взгляд Л. Р. Лурия на афазиологию как на метод, позволяющий лучше понять некоторые компоненты языка. Это приводит к пересмотру классичес­ких подходов как к структуре узнавания, так и к пониманию языка и к поиску новых ответов на фундаментальный вопрос: что значит понимать язык?

дизлексия – предыдущая | следующая – социокультурная лингвистика

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание