Яндекс.Метрика

Психолингвистические проблемы речевого мышления (продолжение)

Рассмотрим последний из синдромов, который возникает при поражении блока программирования и контроля. Это э ф ф е р е н т н а я  м о т о р н а я  а ф а з и я, возникающая при пора­жении зоны Брока, т. е. нижних отделов премоторной зоны. Эта форма афазии вызывается сочетанием двух первичных де­фектов: уже упоминавшегося нарушения поверхностного синтаксировання и нарушения кинетического моторного програм­мирования. Нередко к этим нарушениям присоединяются и трудности в построении замысла. Таким образом, если у боль­ных двух предыдущих групп страдало построение замысла высказывания и его грамматической структуры, то у этих боль­ных, кроме того, наблюдается распад артикулярных программ. Он проявляется: 1) в распаде синтагмы как целостной интона­ционно организованной единицы (речь больного характеризует­ся диспросодией, скандированностью); 2) в распаде слова как целостной моторной программы (словарь больного резко су­жен, хотя он понимает слова); 3) в изменении слоговой струк­туры слова — расщеплении или упрощении сложных слогов со стечением согласных (сложные слоги замещаются простыми: стол (сътол), а также искажается артикуляция «позиционных вариантов звуков», зависящих от предшествующих и последую­щих звуков, при этом изолированное произнесение звуков, как правило, возможно [Лурия 1969; Винарская, Лепская 1968].

В литературе высказывались мнения о возможности диссо­циированного распада перечисленных выше компонентов моторного программирования (например, нарушения программи­рования позиционных признаков артикуляции при сохранности моторных энграмм слов в случае корковой апраксии [Винар­ская 1971]). Последующие исследования, вероятно, позволят уточнить, расчленяется ли операция моторного программирова­ния на ряд подопераций, однако ее наличие в механизме по­рождений речи вряд ли будет подвергнуто сомнению.

Итак, рассмотрение первичных дефектов, лежащих в основе синдромов, возникающих при поражении функционального бло­ка «программирования, регуляции и контроля», дает следую­щий набор операций, входящих в механизм порождения речи: мотив и мысль (не собственно речевые), смысловое синтаксирование (протекающее как двусторонний процесс развертывания и контроля с опорой на схемы построения текста и логико-грам­матические схемы предложения), поверхностное синтаксирование, кинетическое моторное программирование.

Все перечисленные речевые операции суть операции комби­нирования элементов, связанных синтагматическими отноше­ниями (отношения смежности) на основе сукцессивного синте­за. Каждая из них невозможна без соответствующей операции выбора элементов, связанных парадигматическими отношения­ми (отношениями сходства, подобия) на основе симультанного синтеза [Jakobson 1956, 1964]. Эти операции осуществляются вторым функциональным блоком мозга — блоком приема, пере­работки и хранения информации (задние отделы мозга) [Лу­рия 1973, 1975]. Рассмотрим синдромы афазий, возникающие при поражении второго блока.

Афферентная моторная афазия возникает при поражении нижних отделов постцентральной области (Operculum Rolandi). По данным А. Р. Лурия, выделившего эту форму афазии, при ней в связи с расстройством аппарата двигательной аффрентации распадается возможность тонких двигательных дифференцировок, т. е. нарушается выбор артикулем. Этот пер­вичный дефект вызывает «поиски артикуляции», замены зву­ков, которые почти незаметны в автоматизированной, непроиз­вольной речи и отчетливо выступают при более произвольных уровнях выполнения действия [Лурия 1969, 1975].

Можно думать, что операция выбора артикулем (наборов артикуляторных признаков) и операция моторного программирования дополнительны, в частности можно полагать, что одна задает слоговую матрицу, а другая — набор артикуляционных признаков, однако механизмы этого взаимодействия пока еще недостаточно изучены [ср. Чистович и др. 1965].

Синдром «семантической афазии» возникает при поражении третичных теменно-затылочных отделов коры левого полуша­рия. Он проявляется в трудностях нахождения слов и трудно­стях понимания и формирования сложных логико-грамматиче­ских отношений. Говоря о механизмах этих трудностей, А. Р. Лу- рия указывал, что теменно-затылочные отделы мозга (третич­ная гностическая зона) имеют особенно сложное строение, со­храняя связь со зрительной, тактильной и слуховой корой. Это дает возможность синтезировать информацию, приходящую через посредство разных анализаторов, превращать последова­тельно (сукцессивно) воспринимаемые звенья информации в одновременные (симультанно-обозримые, квазипространствен­ные) схемы [Лурия 1975, 134]. Этот синтез является основой формирования семантической системы языка — парадигматиче­ской организации значений слов и словосочетаний («сетки зна­чений», как называл ее Лурия [1947, 1975]). Именно этот се­мантический уровень системы языка нарушается при семантиче­ской афазии. Остановимся на этом сложном вопросе несколько подробнее.

Л. С. Выготский выделял в значении слова предметную от­несенность и собственно значение, или категориальное значение, и показал, что они возникают в разное время и имеют разную функциональную структуру. Предметная отнесенность строится как перцептивное обобщение (например, от представления об единичном столе к обобщенному образу стола.) За собственно значением стоит система семантических отношений [1] (значение ‘стол’ занимает определенное место в семантической системе, это место и определяет его значение: стол — это ‘предмет, вид мебели, определенным образом соотнесенный со стулом, тум­бочкой и т. п.’). Иными словами, значение может быть опреде­лено как точка пересечения значений различных координат.


[1] Можно думать, что образование вербальной системы значений есть частный случай, одна из составляющих создания пятого (смыслового) квазиизмере­ния, о котором говорил А. Н. Леонтьев [1979], здесь осуществляется тот же путь от модального восприятия к амодальной системе значений.

Аграмматизм – предыдущая | следующая – Семантическая афазия

Исследование речевого мышления в психолингвистике

Консультация психолога при нейропсихологических проблемах