Яндекс.Метрика

Механизмы смысловой регуляции деятельности в контексте жизненного пути больных (продолжение)

Анализ выполнения методики “самооценки” также выявил типичные для больных механизмы смысловой регуляции. Например, для больных группы А (см. таблицу 9) характерна гибкая самооценка, обеспечивающая независимость, свободу от обстоятельств, принятие себя. Самооценки тяготели к верхним полюсам шкал. По “высоте” самооценки аналогичные результаты были получены в группе В (83% самооценок попали в середины или верхние половины шкал), разброс же самооценок (количество зон, в которые попали самооценки) оказался наименьшим по всем группам. В данном случае работал такой механизм смысловой регуляции как рационализация, обоснование оценок.

Таблица 9

Особенности самоооценки у больных инфарктом миокарда

Группа

Взаимосвязь шкал

Относительность определений полюсов

Доминирующий механизм самооценивания

Самооценки на крайних полюсах

Самооценки на серединах шкал или в верхних половинах шкал

 

Группа А

79%

76%

занижение полюсов в 48% случаев

24% (только положительный полюс)

72%

 

Группа Б

61%

39%

обесценивание в 50% случаев

14% 11% 3% положительн. отрицательн. полюс полюс

46%

 

Группа В

83%

75%

обоснование в 100% случаев

17% (только положительный полюс)

83%

 

 

Таблица 10

 

Частота попаданий самооценок в зоны шкал

Зоны

I

II

III

IV

V

VI (мин)

 

Шкала “ум”

 

Гр.А

11%

19%___

63%

7%

 

Гр.Б

16%

60%

16%

4%

4%

 

Гр.В

 

33.3%

58,3%

8,3%

 

 

 

Гр.Г

11%

14%

53,5%

11%

3,5%

7%

 

Шкала “характер”

 

Гр.А

12%

20%

56%

12%

 

Гр.Б

8%

36%

20%

28%

8%

 

Гр.В

 

42%

58%

 

 

 

 

Гр.Г

14,8%

18,5%

48,1%

14,8%

3,7%

 

Шкала “счастье”

 

Гр.А

7%

31%

38%

17%

7%

 

Гр.Б

7%

18%

54%

14%

7%

 

Гр.В

17%

33%

42%

8%

 

Гр.Г

44,4%

22,2%

.26%

7,4%

 

Значительно менее эффективным оказался механизм обесценивания верхних полюсов шкал в группе Б: больше половины самооценок попали в нижние половины шкал (54% — см. таблицу 9), разброс самооценок был шире, чем в группах А и тем более В, преобладали однозначные, негибкие определения полюсов шкал.

Для испытуемых группы Г были характерны импульсивные, непродуманные ответы, либо отказы от ответов в методике “самооценка”, говорящие о некритичности больных. Часто встречались стереотипные, формальные определения, противоречивые самооценки. Лишь 32% самооценок (см. таблицу 10) попало в верхние половины шкал. Самооценки были рассредоточены по всем зонам шкал, отмечались разрывы в континууме самооценок. 16% больных отметили свое положение на значимых шкалах на нижних полюсах, что отражает их самоощущение, отношение к себе.

Очень яркой иллюстрацией типичных для испытуемых механизмов смысловой регуляции деятельности явилось выполнение ТАТа.

Для испытуемых группы А было свойственно творческое отношение к заданию: рассказы, как правило, были развернутыми, насыщенными мыслями и переживаниями героев. Развитые механизмы смысловой регуляции в этой группе определяли как способность больных идентифицироваться с персонажами, проникать в их внутренний мир, так и способность отстраняться от травмирующего содержания, анализа ситуации с позиции эксперта, что давало возможность находить средства разрешения конфликтов, прогнозировать будущее.

В группе Г, напротив, мысли и чувства героев лишь формально назывались, сами сюжеты были формальными, в 66% случаев встречались уходы от составления рассказов, возникающие проблемы игнорировались, средства их разрешения отсутствовали, работали бессознательные защитные механизмы смысловой регуляции.

Подведем итоги. Испытуемых группы А можно считать обладающими развитыми, эффективными средствами смысловой регуляции, позволяющими им без ущерба для самооценки разрешать возникающие в жизни противоречия. Процесс разрешения противоречий может идти как по пути совершенствования операционально-технической, так и смысловой сторон действительности. Испытуемым группы А была доступна рефлексия по поводу самих себя, своей жизни в целом, позиция эксперта, наблюдателя, дававшая широкие возможности для анализа ситуации, нахождения в ней наряду с отрицательными моментами преимуществ, стимулов для дальнейшего личностного роста. Испытуемые были способны в то же время придать происходящему произвольный, приемлемый для сохранения психологического ощущения качества жизни, нетравмирующий смысл. Речь идет здесь о другом важном механизме смысловой регуляции — смысловом связывании.

В качестве конкретных проявлений функционирования выделенных общих механизмов смысловой регуляции можно предложить такие как юмор и сравнение себя с другими. Способность относиться к проблемам как к не заслуживающим серьезного внимания, юмор в отношении превратностей собственной судьбы реальное средство совладания со стрессовыми ситуациями в жизни. Другое средство, работавшее в критических ситуациях, — отношение к самому себе как к ценности и в то же время как к одному из многих людей. Подход к жизненным проблемам, самим себе у больных группы А может быть назван философским, основу которого составляет общее мировоззрение.

Испытуемые группы А обладают мощным потенциалом снятия любого противоречия, превращения трагического, страдания, в точку самосовершенствования. Любое событие на жизненном пути может быть ненасильственно включено в канву индивидуальной жизни, принято личностью. В этом смысле личность получает свободу от обстоятельств, “власть” над ними. Группа Б наиболее важна с точки зрения сопоставления внешне наблюдаемого стиля поведения и особенностей самооценки. Характерные для этих испытуемых мотивация к достижению, конкурентоспособность, стремление к лидерству, уверенное поведение сочетались с неустойчивой самооценкой, неотреагированными отрицательными эмоциями из далекого прошлого. Важнейшей ценностью для этих больных была воля, она же выступала в группе Б как основной механизм смысловой регуляции. В тех критических ситуациях, когда необходимо было усилить уже существующие смыслы, механизм волевой регуляции был действенным и эффективным. Когда же для разрешения кризиса “концентрации сил” было недостаточно, а требовалось переосмысление случившегося, волевые усилия оказывались неэффективными.

Можно предположить, что функции рефлексии и смыслового связывания в группе Б были недостаточны, так как не позволяли отстраниться от ситуации, выйти за ее пределы. Испытуемых отличала высокая степень включенности в неприятные события, захваченность ими, неспособность увидеть случившееся “извне”, а следовательно, придать ему личностный смысл, не наносящий урон самооценке.

Результаты больных – предыдущая | следующая – Оценка будущего

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при проблемах в общении