Яндекс.Метрика

Выпадение волос (продолжение)

Терапевтический аспект: пятиступенчатый процесс позитивной психотерапии при выпадении волос

Описание случая: “Я просто лишен корней”

В одном фотоателье со мной заговорил мужчина с густыми длинными волоса­ми: «Вы меня узнаете?» Увидев, что я сомневаюсь, он сказал: «Я… тот, который пришел к Вам с большой лысиной. Сегодня я выгляжу вот так!»

При первом интервью прежде я позитивно проинтерпретировал выпадение у него волос так: «Вашей большой лысиной Вы очень заметно выражаете свои ощу­щения. Вы, очевидно, вынуждены были расстаться со многим очень личным. Ви­димо, с Вами многое произошло». Я еще не совсем закончил свое позитивное тол­кование, как пациент уже начал рассказывать о событиях своей жизни:

1.     В начале февраля 1983 г., после возвращения с лыжного отдыха, моя жена обна­ружила у меня на голове большой участок без волос.
2.      В то же время мы узнали, что мой тесть, который уже давно страдал заболеванием почек и мочевого пузыря попал в больницу, пока мы были в отпуске.
3.      Позднее выяснилось, что он болен неизлечимым раком костей; он умер в конце 1983 г. За время его болезни мое очаговое облысение усилилось.
4.      Моя тетя, жена брата моего отца, также умерла после непродолжительной тяже­лой болезни в марте 1983 г.
5.     Я должен упомянуть также и то, что мой дядя, т.е. брат моего отца, с мая по сентябрь 1982 г. лежал в больнице при смерти. В то время, благодаря частым посещениям и долгим разговорам о его судьбе (проблемы на работе, вечный отказ от желаний в сексуальной сфере и развлечений вроде поездок и путешествий, ко­торые не разделяла моя тетя, вместо этого постоянное сидение дома и экономия, экономия, экономия…) наши отношения значительно улучшились и углубились.
6.      Одновременно с тем он однажды рассказал мне о том, что всю жизнь любил мою мать и поэтому 18-летним юношей уехал в США; его жена всегда хорошо относи­лась к нему, была прекрасной хозяйкой и матерью, и то, что она избегала сексу­альных контактов, он не может ставить ей в упрек.
7.     Наконец, он рассказал мне, что давным – давно, в один из своих приездов он «увел » мою мать, но я ни в коем случае не должен никому ничего говорить.
8.      В то время я никак не мог сконцентрироваться на своей работе. Многое было не­доделано…
9.      Я должен был, помимо работы, заботиться о двух новых сотрудниках. Поскольку я, однако, был «не совсем там», я делал это обычно некачественно, на скорую руку. Из-за этого меня мучает совесть.
10.   Прежде чем я получил развод в первом своем браке, у меня было очень много проблем. Моим нынешним браком я доволен, однако нас угнетают фи­нансовые обязательства перед первой женой.
11.   Я очень много интересовался политикой и хотел изменить сознание людей и от­ношения. Люди должны активно влиять на историю, не прячась, особенно теперь, когда велика угроза уничтожения в атомной войне и разрушения естественных ресурсов человека. Кто-то объединяется в группы, союзы, профсоюзы, партии и т.д., вносит свой вклад в изменение этих структур и самих себя —каждый на сво­ем месте. При этом я прошел через много разочарований».

Психологическая констелляция доив начале появления симптоматики

Описанная симптоматика развивалась в непосредственной временной связи с этими событиями, как бы символизируя процесс «лишения корней». Утраты при­вели пациента к упрекам в свой адрес «Если бы я не…» и — через чувство отвергнутости — к общей проблематике самоценности. Эта реакция полностью соответ­ствует базовому конфликту: пациент был прежде всего воспитан на нормах до­стижения, обязательности и бережливости. Его мать всегда ожидала от него правильных поступков. Его даже ставили в пример сестрам. В этой ситуации было сформировано сильное сверх-Я с выраженным Я-идеал-составляющим, что в ак­туальной конфликтной ситуации обусловило особое снижение ощущения само­ценности. Значение имела также сильная связь мать — сын. После смерти тестя (1983), что было сопряжено с материальными трудностями (бережливость), эта патологическая реакция горя кумулятивно усилилась. На этой почве возник­ли экзистенциальные проблемы и супружеские конфликты, которые в совокупно­сти с тематикой разлуки не могли быть преодолены собственными силами паци­ента. Потери имели для него травматизирующий характер. В состоянии беспомощ­ности и безнадежности дело дошло до ресоматизации аффекта в описанной симп­томатике. Речь шла о вегетативно-функциональных нарушениях с подтвержден­ной психической этиологией на основе кумулятивно действовавшей па­тологической реакции горя и о наслоившихся в связи с этим вторичных конфлик­тах (профессиональные проблемы). Возникла тенденция к депрессивной струк­туре невроза. Органические причины выпадения волос обнаружены не были.

Выпадение волос – предыдущая | следующая – Надежда
Психосоматика и позитивная психотерапия