Яндекс.Метрика

Влияют ли культурные факторы на формирование принципов причинности? Верификация модели Лурия в иной области (магическое объяснение)

Как показали результаты данного исследования, в отличие от вербальных суждений, поведенческие реакции испытуемых находятся в более сложных отношениях с представлениями, доминирующими в культуре. На поведенческом уровне, как и на уровне суждений, английские испытуемые продемонстрировали приверженность научным обоснованиям. Однако дело обстояло так только в случае, когда риск ошибиться, не доверяя ненаучным обоснованиям, был минимален. Когда в пробе-действии цена принципиально научной позиции была невысока (эксперимент 1), большинство английских испытуемых выразили скептицизм в отношении магии так же, как и в вербальных пробах, однако мексиканские испытуемые изменили свою позицию. Когда же риск возрос (эксперимент 2), более половины английских испытуемых изменили своей скептической позиции и продемонстрировало доверие магическому объяснению, как на уровне действий, так и при оценке общих показателей характера суждений, действий н обоснований. В этих условиях английские испытуемые в той же степени доверяли магическому объяснению, что и мексиканцы.

С достаточно высокой степенью вероятности можно предположить, что на определенном этапе исторического и культурного развития английское общество так же терпимо относилось к магии, как сейчас это принято в мексиканской культуре. Если это действительно так, можно рассматривать результат второго эксперимента как свидетельства того, что магические убеждения во многом остаются независимыми от влияния научной рациональности. Хотя современная западная кулыура основана на вере в универсальность физических законов, и это убеждение поддерживается всей системой образования, средний представитель этой культуры и определенных условиях действуют так же, как и представители традиционных магических культур. Это подтверждает идею, что так называемые “житейские” представления о постоянстве объекта и физических законах могу сильно отличаться острого научных и подчиняться модели относительной независимости индивида от изменений в культуре.

Данные этого исследования согласуются с результатами предыдущих исследований, показавших сохранность магических форм мышления у представителей западной кулыуры. Так, например, Nemerolff & Rosin (2000) покачали, что мышление в самых различных сферах жизни современного западного человека, в частности, при выражении отвращения или гнева, часто строится в соответствии с законами симпатической магии. Обычно механизмы магического мышления включаются в особо значимых для индивида, рискованных ситуациях, например, возможность заразиться опасной болезнью (СПИД, гепатит). Как свидетельствуют авторы работ, роль степени риска в проявлениях магического мышления можно проследть на примерах как американской культуры, так и не западных культур (таких, как Индия и Новая Гвинея). При этом интересно, что магическая причинность гораздо сильнее задействована в вере в эффект негативного заражения, по сравнению с позитивным (вера в то, что от контакта с чем-то позитивным может быть какая-то польза). Так, принято держаться подальше от неизлечимых болезней, тогда как возможность подкрепить свои силы через контакт с неким олицетворением блага и святости считается менее вероятной.

Возвращаясь к проблеме, поднятой во вступлении, по результатам исследования можно заключить, что как только в культуре начинает доминировать научная логика, люди отходят от магических представлений и действии. Однако, это очевидно только на уровне вербальных реакций испытуемых, в то время как на индивидуальное поведение окружение влияет лишь в определенной степени. На определенном уровне (например, в условиях сильной личностной и эмоциональной вовлеченности) индивид может изменять убеждениям технологической цивилизации. Действуя на этом уровне, человек может обратиться к проявлениям (например, магии), которые в его культуре и традиции образования считаются давно забытыми и оставленными в историческом прошлом.

Благодарность. Автор благодарит Грациэлу Кинтерос и Майкла Коула за помощь в проведении эгого исследования.

вербальные суждения – предыдущая | следующая – алексия

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание