Яндекс.Метрика

I. Психология больного

2. Амбивалентные элементы при переживании болезни

Традиционное представление о болезни несет в себе характер чего-то безусловно негативного. Однако данные психотерапевтических наблю­дений указывают на то, что в субъективном переживании болезни неред­ко имеет место и противоположная сторона, положительная и приятная для больного, вытекающая из тех выгод, которые предоставляет бо­лезнь пациенту. В этом аспекте Делиус оценивает сложную патогенети­ческую обусловленность приступообразных расстройств сердечного ритма, при которых могут совместно действовать наряду с небольшими органическими и локальными нарушениями также психовегетативные импульсы. Психогенетический механизм иногда проявляется и повторно в том смысле, что дословно «одним ударом» вытесняются все собствен­ные и окружающие переживания из субъекта человека, приступ избавля­ет заболевшего от необходимости принимать решения, все разнообраз­ные заботы и неуверенность уходят на задний план, а в центр внимания субъекта попадает больное сердце. В самом характере приступа имеется что-то двойственное: в определенном смысле он является большой на­грузкой, но в другом – он может подсознательно означать собой субъек­тивное облегчение от трудностей, вызываемых проблемами. Можно до­бавить, что в чистом виде психогения этого вида проявляется при так называемых кардиальных неврозах. Например, у бывшего ответственного работника, который должен был уйти с работы в связи с несоответст­вием должности, развился «сердечный приступ от переутомления на ра­боте» после бурного собрания. Позднее он уволился с работы «по состо­янию здоровья» и подчеркивал, что на ответственной работе «потерял здоровье». Болезнь стала щитом для сохранения престижа, прикрытием, которое позволило ему почетно удалиться.

Субьективно положительно принимаемая сторона болезни может означать также усиление сознания собственного достоинства, особенно у некоторых пенсионеров, занимавших ранее ответственные посты, жи­вущих одиноко, а также у лиц, способных разрешить любую проблему и получить при этом личное превосходство. Такие больные используют свои знания и сведения о заболеваниях и на глазах других больных ста­новятся в равноценную позицию по отношению к врачу, с которым они «с удовольствием поговорят как образованный человек с интеллиген­том». При хронических заболеваниях из них получаются «опытные больничные пациенты», которые вмешиваются в производственные, а иногда и в личные дела сотрудников отделения, причем не всегда так­тичным способом. Женщины старшего возраста имеют склонность по­ложительно переживать в первую очередь интерес врача, проявляемый к ним, его понимание, заботу и сочувствие медицинской сестры. Улуч­шение состояния здоровья такие больные часто принимают противоречиво: они радуются, что серьезная угроза их здоровью исчезла, но опа­саются будущего: одинокие больные боятся возвращения в изоляцию от общества, больные с конфликтными ситуациями боятся возвращения в конфликтные условия. Данбар называет это явление «боязнью выздо­ровления».

3. Культ болезни

Культ болезни – это социальное явление, которое тесно связано с противоречивым отношением к болезни. Соучек сообщает о том, что около 1930 года в Германии считалось недопустимым в обществе разговаривать о болезнях. Это же было и в Спарте. Однако в настоящее время разговоры о болезнях, медицинском обследовании и лечении становятся очень часто темой, разбираемой в обществе. Создается впечатление, что возрастающая сложность мира и бурный рост изменений, происходящих в нем, особенно у старших людей, ведет к тому, что авторитетно они могут говорить только на одну тему: о своих физических ощущениях и переживаниях. Нельзя обойти вниманием тот факт, что чем больше страданий перенес человек при своих болезнях, тем больше его претен­зии на признание и восхищение его другими. В разговорах о своем поло­жении в обществе часто человек занимает защитную позицию: он опасается признаться, что он живет хорошо, если даже это правда, открыто не говорит, что имеет деньги, время, что он доволен, здоров. Определенную роль в этом может играть опасение вызвать у других зависть или его собственное суеверие («как бы не сглазить»).

4. Обусловленность аутопластической картины болезни

Обусловленность аутопластическои картины болезни можно разделить на три области:

1. Характер болезни: острая, хроническая, какую требует помощь или лечение (амбулаторное или клиническое, консервативное или хирургическое), имеются ли сильные боли, ограничение подвижности, неприятные косметические симптомы, например, при кожных заболеваниях, зловонных ранах.

2. Обстоятельства, в которых протекает болезнь:

а) проблемы и неуверенность, которые приносит с собой болезнь. Данбар перечисляет вопросы, которые приходят в голову больному в этой связи и на которые он дает ответы аналогично тому, как это имело место у знакомых ему заболевших лиц: «Кто будет заботиться о семье? Кто будет платить за лечение? Будет ли платить за мою болезнь страховая касса? Должен ли я написать завещание? Сохранит ли шеф за мной место на работе? Кому я должен сказать об этом? Говорит ли мне врач правду? Знает ли он свое дело?» В наших условиях некоторые из этих вопросов отпадают; например, проблема сохранения рабочего места за больным становится актуальной лишь в период реорганизации на предприятиях или в учреждении. Тот факт, что социальное страхование у нас распространяется на все болезни и на всех граждан, успокаивает больного, но иногда тормозит спонтанное усилие способствовать выздоровлению;