Яндекс.Метрика

Базовые принципы и методы психотерапии пограничных личностных расстройств (продолжение)

Этот кризисный период терапии, сопряженный с открытием в себе и признанием многих тягостных чувств в адрес близких, знаменует переломный этап в становлении ее собственного Я. Впервые в ее рисунках, до того изобиловавших изображениями частей тела — головы, горла, желудка, сердца и ИХ чувств появляются изображения целостной фигуры. На одном из них, названном М. “Прощание с прошлым на пороге нового дома”, уходящая в верхний левый угол повозка — “воз прошлых событий”; правый угол занимает прочный фундамент, на котором сидит М., похожая на девочку, машущая платочком вслед повозке, под ним надпись: “У меня пока ничего нет, только фундамент”. Во время сессии терапевт инициирует диалог двух М.: M1 — в повозке прошлого; М2 — на фундаменте. Диалог протекает с постоянной отсылкой к телесному аккомпанементу выражаемых эмоциональных состояний. Ниже приводится концовка диалога:

M1 — М2: Моя ненависть насытилась… она мне даже надоела… вот-вот (с вызовом), она меня теперь не пугает!

М2 — M1: Но теперь страшно мне. Я хочу любить, но я такая неуверенная… Я не знаю, смогу ли (голос слабый, детский).

M1 — М2: Если я справилась со своей ненавистью, то неужели ты не преодолеешь свою слабость?

Т. М., сядьте теперь на третий стул; на нем Вы, какой ощущаете себя сейчас, здесь, посмотрите на обеих М. и скажите им что-нибудь на прощанье из этого своего состояния.

М. (смеется, чуть свысока): Какие Вы обе глупые, смешные… Издали вы обе кажетесь мне маленькими. Но вы обе во мне. Это ведь все Я (вздыхает расслабленно, изменяет позу).

Т. Как Вы, М., себя ощущаете — телесно и вообще?

М. Мне хорошо… Кажется, я избавилась от какого-то груза и… пополнела! (терапевт смеется). Да-да, Е.Т., во мне их ведь две сейчас, конечно, посмотрите, какая я стала толстая!

Следующие несколько сессий были посвящены поиску внутренних барьеров, тормозящих движение М. к прощению себя и других, к росту любви к себе, к рождению собственного желания беременности. Параллельно терапевт старался интенсифицировать процесс дифференциации Я-образа за счет обнаружения и усиления новых частей Я. Помимо рисования, лепки и техники диалога начинают более широко использоваться телесно-ориентированные методы адресного обращения чувств (анти-ретрофлексивные техники) с усилением и катарсическим отреагированием соматических симптомов. Прогресс в состоянии М. достаточно серьезный, хотя и нестойкий. Из дневниковых записей М.: “Верю в свои силы, ощущаю поддержку со стороны мамы и… и… но… может, просто я еще чего-то не умею, чтобы самой себя изнутри поддерживать? У меня нет пока душевного равновесия: то все хорошо, то все плохо кажется, то хочу ребенка, то не хочу. Ерунда какая-то. Признаться, и кашля, и рвоты я уже так не боюсь!”.

В этот период, стараясь поддерживать любые позитивные изменения пациентки, терапевт продолжает углублять и усиливать чувства, мешающие позитивным изменениям, выступающие своего рода внутренним препятствием для их полного проявления. Так, на одной из сессий рождаются три новые М.: M1 — “надо”, М2 – “хочу”, МЗ — “которую все теребят и насилуют”. Терапевт как бы раздваивается, своей левой рукой выполняя роль того, кто поддерживает и охраняет М. во время сессии, а своей правой руке передавая роль “теребящего и насилующего М.”. В процессе работы М2 — “хочу” практически не подавала голоса, зато M1 – “надо” и МЗ — “которую все теребят и насилуют”, благодаря активности правой руки терапевта, надвигающейся на М., “нависающей”, “давящей”, “наносящей удары” (разумеется, без реального прикосновения к М.) вызвали развернутый приступ тошноты, рвоты, головокружения. М. (сразу после него): Мне кажется, я пытаюсь защитить себя, по крайней мере после рвоты я чувствую себя в безопасности… Сейчас у меня появляется сила… Сейчас мне кажется, я словами могу защитить себя, а ведь раньше я все молчала… и когда мама вешала на меня свои беды… и когда мужчины насиловали меня, не спрашивали, чего Я хочу… Да, мне кажется, у меня появляется сила сказать о том, что Я хочу”. На самом деле М. еще сама не знает, чего же она хочет. На этом этапе работы все еще приходится больше сталкиваться с потребностью новой” М. еще и еще — словами, действием, голосом, — учиться говорить “нет!”. Терапевту приходится на ходу изобретать множество конкретных приемов, облегчающих рождение и обретение силы этой новой М. Здесь идут в дело и крикотерапия, и имитация родов и пр.

Резюме

Итак, пройден путь в 35 сеансов, по словам М., “мы еще на старте”, и к этой оценке я как психотерапевт присоединяюсь. Тем не менее, будет не лишне, подводя промежуточный итог, попросить высказаться саму пациентку. Из дневника М. на данном этапе терапии: “Начала таять та гнетущая душевная боль, появились новые ощущения, осознанным чувствам дали голос, слова и названия. И я заговорила на каком-то своем языке. Из этого стало понятно, какая душевная травма произошла и пустила корни… Одним из больных вопросов у меня сейчас является беременность. Я ее воспринимаю с позиции давления, нажима, какого-то долга, а моя свободолюбивая натура оказывала огромной силы сопротивление. Возникал конфликт, и воспроизводилась реакция на насилие… Постепенно избавляюсь от закоренелых чувств насилия, подают голос новые чувства, для начала появляется желание… Изменения произошли в характере. Растаяла моя непреклонность, мнительность, не держу ни на кого зла в душе. Настроение стало более стабильным, появилась раскованность в движениях, мыслях, чувствах. Удивительно, но стала спокойно реагировать на запахи, которые раньше меня раздражали и вызывали тошноту… Нет больше ни рвоты, ни тошноты… Произошли и физиологические изменения… Стала менее раздражительной, внимание более сосредоточено… Одним словом, увидела и почувствовала себя”.

На этом мне приходится заканчивать свои записи — завтра надо сдавать текст в сборник. Завтра — очередная сессия с М., и я не заблуждаюсь — этот случай еще преподнесет мне сюрпризы!

Психотерапия – предыдущая | следующая – К психологии терапевтических отношений

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при личных проблемах