Яндекс.Метрика

Глава 9. Коррекция соматонозогнозий с целью повышения эффективности лечения больных (продолжение)

Снижение стрессового воздействия обеспечивается учетом и анализом механизмов «желаемого и опасаемого» в мышлении и восприятии больных [Рож­нов В. Е., 1974]. Эти механизмы обсуждаются в процессе психотерапии. Зная индивидуальные желания и затруднения больных, врач ориентирует на это персонал. Для более скорой физиологической и психоло­гической адаптации к болезни, компенсации дефекта у больного вырабатывается новый стереотип с помощью медикаментозного и психотерапевтического вмешатель­ства. Поскольку адаптация — процесс универсальный и активный, от больного следует требовать большей направленности, показать, в чем его недостаточность, чем именно он сам мешает своему выздоровлению [Либих С. С., 1974]. Особенно важно, чтобы врач ставил перед собой реальные цели. Диапазон этих целей: от ослабления симптомов заболевания до норма­лизации психического состояния.

Клинической задачей врача является также помощь больному в понимании некоторых неизбежных последствий заболевания, которые при современном уровне науки не могут быть устранены. Больной может ждать большего улучшения, иметь самые смутные представ­ления о том, что происходит при лечении, включая и то, что требуется от него. Необходимо привести ожидания больного в соответствие с реальностями терапевтиче­ской ситуации [Schipkowensky, 1965].

Коррекция соматонозогнозий — это, как представ­ляется, система определенной психологической и физиологической функциональной реорганизации больного для выработки психологической защиты и перестройки его установок в отношении заболевания. Эта перестрой­ка предусматривает сглаживание крайних вариантов и патологических форм личностных реакций. Врач, по меткому выражению Д. Д. Федотова, должен «на­учить больного болеть и лечиться». Выздоровление подчас сопровождается не полным возвратом к преморбидной структуре личности, а формированием новых мотивов, взглядов, желаний, стремлений, кото­рые отражают изменения в отношении к себе и окру­жающему. Знание системы ценностей больного, т. е. того, что он утратил, что и чем можно заменить, на какие ценности переориентировался, каковы его перспективы, помогает «врачевать не только тело, но и душу».

Следует добиваться того, чтобы те или иные активи­рующие воздействия врача принимали у пациента характер идей, т. е. определенного диктующего убежде­ния, порождающего возникновение установки на активную реализацию новой линии поведения, так или иначе освобождающей больного от подчиненности бо­лезненным переживаниям [Иванов Н. В., 1972]. Послед­ние создают более или менее сложное сочетание мыслей подчас совершенно не соответствующее существующе­му положению, поэтому на обязанности врача всегда должна лежать попытка распутать этот сложный узел в сознании больного и тем самым облегчить доступ к его внутреннему миру, загроможденному иногда абсурдны­ми мыслями [Рожнов В. Е., 1974].

Тот же автор полагает, что коррекция самосозна­ния и самопредставления о соматическом заболевании выявляет для больного те эмоционально значимые пере­живания, которые создают возможность более эффек­тивного обследования и лечения, а для некоторых и смены личной позиции по отношению к заболеванию. Всяким больной хочет знать правду о своем заболе­вании, но не всякий может воспринять ее и отнестись к ней адекватно. Внедрение нового в сознание больного не всегда происходит легко и быстро, ибо могут ме­шать инертность мышления, косный стереотип поведе­ния, ложные мнения и представления.

Врач не должен сразу игнорировать и отвергать взгляды больного. Неумело доказывая ему то, что он знает (прочитал) о своей болезни, врач может способ­ствовать возникновению иатрогении [Либих С. С 1977]. Надо стремиться к тому, чтобы сведения кото­рые врач сообщает больному о его заболевании пре­вратились в убеждения. Только при этом условии можно сформировать адекватное отношение (нормосоматонозогнозию) к болезни и добиться правильного выпол­нения всех рекомендаций врача.

При диагностике неясных и тяжелых заболеваний не следует спешить с объяснениями терапевтического плана. Проводя обследование, нужно проявлять осто­рожность как в обнадеживании, так и разрушении надежд больного. Врач должен проявить искусство в беседе с пациентом, в «выдаче» каких-то (исходя из конкретного случая) ясностей и перспектив. Следует представить какой-то план действий, поскольку любой план оставляет надежду, а значит, вызывает положи­тельные эмоции [Hartlage, 1964; Schipkowensky, 1965]. Естественно, врач не обязан полностью сообщать больному свои взгляды на течение заболевания и его прогноз. «Вжившись» в психику его, врач должен понимать, до каких пределов (границ) может простираться осведомленность больного о заболевании. Целесообразнее объяснять симптомы болезни, а не говорить о тяжести заболевания в целом. Например, правду о инкурабельном раке больному сообщать, естественно, не следует, а родственников ставят в из­вестность постепенно.

Никогда нельзя лишать надежды па улучшение ни больного, ни его родных.

Взаимопонимание с пациентом устанавливается труднее при частой смене тактических приемов врача и форм его поведения. Сами же тактические приемы лечения могут быть различными, так как они зависят от особенностей заболевания, личности больного и от индивидуальности врача [Либих С. С., 1974, 1977]. Пациент как можно реже должен ощущать колебания врача, его неуверенность в целесообразности тех или иных рекомендуемых мероприятий.

Если больной верит, знает приблизительные сроки и методы лечения, он чаще активно сотрудничает с врачом и быстрее выздоравливает. Раскрытие меха­низмов лечения в доступной для больного форме способствует повышению его убежденности в эффектив­ности помощи. Однако всегда следует помнить, что в процессе выздоровления могут быть и периоды регресса, что выздоровление нередко происходит волнообразным путем. В таких случаях может наступать фиксация на ощущениях, на препятствиях, нарушающих планы больного, а это увеличивает возможность «утомления» от болезни, что может приводить к развитию астени­ческой симптоматики [Иванов Н. В., 1970]. Стеническая позиция личности сказывается в рациональ­ных способах компенсации (интеллектуальная, комму­никативная и другие виды деятельности). Эта позиция нуждается в соответствующей коррекции персонала: обеспечение трудотерапии, разумное заполнение досуга, доступная двигательная активность и др.

психологическая реакция на болезнь – предыдущая |

Квасенко А. В., Зубарев Ю.Г. Психология больного. Содержание