Яндекс.Метрика

К психоаналитической теории психосоматических заболеваний (продолжение)

Здесь подчеркивается аспект психосоматического заболевания, который позднее становится все более важным – аспект идентичности болезни, ее фун­кции как посредницы экзистенциального чувства. Для фон Вейцдкера при описании болезненного процесса на первый план выступили такие понятия, как ситуация, противоречие, поворот, кризис, прерывание, изменение, вырав­нивание. С их помощью он пытался привести психофизиологическую дина­мику болезни в соответствие как с внешней ситуацией, в которой находится индивидуум, так и с его внутренней динамикой.

Фрейд признавался фон Вейцдкеру, что он «скорее поражен, чем убеж­ден этими весьма спекулятивными размышлениями». Он полагал, однако, что не следует придираться к абстракциям, и опубликовал объемистую работу без сокращений. Фон Вейцдкер на основе своей, вкратце описанной здесь кон­цепции подверг психоаналитическую теорию глубокой критике, в особеннос­ти относительно понятия Я, важного для нашей проблемы. Эта критика наце­лена в направлении «обеих граничащих с психикой областей».

С одной стороны, он считает, что психоаналитическое понятие Я обозна­чает чисто психический феномен, определенный лишь своей противополож­ностью по отношению к Оно, представляющий соматику лишь в форме пси­хических импульсов. Он отличает от этого свое понятие соматического Я: «Чтобы невозможно было спутать Я (в смысле фон Вейцдкера. – Г. А.) с пси­хическим проявлением, мы выделяем из проявлений Я принцип его противо­поставления окружающему миру и называем это субъектом» (V. Weizsdcker, 1940). С другой стороны, он говорит, что Я психоанализа не знает, что такое Ты, и как понятие кажется вырванным из межличностного процесса, с которым свя­зано постоянным (в смысле когерентности) диалогом, как и сам биологичес­кий организм.

Это расширение концепции Я как в направлении биологического орга­низма, так и в направлении межличностного взаимодействия приводит фон Вейцдкера к близости к групповой концепции. «Фрейд ввел Я в свою психоло­гию и противопоставил ему Оно. Но он не видел, что это Я выступает также и как Ты, то, что и Ты имеет свое Оно, что тем самым объект подменяется Оно». Он критикует также массовую психологию Фрейда: «Лишь признав неизбеж­ной массовую психологию, он испытал влияние своего рода персонализма, ибо если есть множественное число от Я и Ты, то это по, меньшей мере при­ближение к категории Мы. Конечно, он не дошел до этого Мы. Такую попыт­ку предпринял Юнг, и она ему не удалась» (V. Weizsdcker, 1957). Это становит­ся еще более отчетливым, когда он утверждает, что успехи лечения не могут быть охвачены статистикой, занимающейся изолированным индивидуумом или только его телом. Он придерживается мнения, что успехи лечения могут вос­приниматься и верифицироваться лишь в рамках «жизненного сообщества», и утверждает в этом смысле, что жизненные законы сообществ должны рассмат­риваться как предпосылки теории познания к понятийному пониманию тера­певтических процессов (V. Weizsdcker, 1954).

Фон Вейцдкер на основе своих психосоматических исследований прихо­дит к значительной функционализации категорий психоаналитического уче­ния о неврозах. На место конверсии, при которой психическое содержание представлено органическим симптомом, он выдвигает концепцию «выравни­вания психофизических констелляций». Это выравнивание определяется уже не по содержанию, а формально как смена функций, «смена реальности» и «кризис». На этой основе он приходит к существенной ревизии психоаналити­ческого понятия Я и к критике классической теории инстинктов, представля­ющей новую перспективу отношений между Я и Оно.

Подобно тому, как с открытием субъектного характера физиологических процессов расширяется психическая инстанция Я, приобретая биологическое измерение и обнаруживаясь уже на уровне биологического организма и его «биологических актов», Оно уже также не понимается как «постоянный твер­дый фундамент человека», то есть как представительство биологических при­тязаний организма в форме инстинктов, противостоящих Я своими постоян­ными «рабочими требованиями» (Freud, 1915), причем само Я понимается как более дифференцированная часть Оно. Оно представляется фон Вейцдкеру скорее как психофизическое образование, которое «постоянно формирует себя, не достигая окончательного состояния». Он понимает это, так сказать, как другую сторону Я. Он утверждает: «Тем самым отношения между Я и Оно, конечно, поставлены с ног на голову, поскольку не Я является более диффе­ренцированным производным от Оно, а, наоборот, Я в ходе своего развития или деятельности выделяет из себя Оно». Этот процесс он также обозначает как «образование Оно». Центральное значение при этом, по фон Вейцдкеру, принадлежит взаимодействию организма с окружающим миром.

Можно сказать, что фон Вейцдкер здесь поразительно близко подходит к познаниям современного психоаналитического исследования Я и что его теоре­тическая концепция «медицинской антропологии» на основе систематического изучения отношений врача и больного во многих моментах идет значительно дальше, чем, например, ортодоксальная психоаналитическая концепция, кото­рую его ученик Александер Меттерних сделал основой своей психосоматичес­кой теории. Несмотря на это, следует сказать, что научная и практическая изо­ляция, от которой страдал фон Вейцдкер и которая навязала ему роль диссиден­та и оппозиционера, на что указывал также Рольф Денкер (1973), определила то, как он формировал свою теорию. Как и Шульц-Хенке, фон Вейцдкер восста­ет против исторической формы психоанализа в силу того обстоятельства, что он создавал свои концепции в обстановке, так сказать, отшельничества, будучи от­резанным не только от развития психосоматики в США (труды Александера и Дойча), но и от развития психоаналитической психологии Я. : Кроме этого, я думаю, что концепции фон Вейцдкера в целом больше следуют динамике философского хода мышления, рожденного в ситуации врач- больной, чем динамике самого терапевтического взаимодействия. Когда он Подчеркивает, что его наблюдения, которые он понимает как «строительные блоки психофизической патологии», являются результатом «движения тера­певта, следующего за движениями больного субъекта в большей близости, чем традиционная медицина», он не дает каких-то новых указаний по технике это­го совместного движения, то есть по терапевтическому взаимодействию. Для него важнее способ рассмотрения, чем терапевтическая концепция, акцент ставится больше на понимании, чем на лечении. В этих рамках он все же сфор­мулировал ответы на два решающих вопроса, которые ставятся болезнью: «почему именно теперь?» и «почему именно здесь?». Эти ответы, по крайней мере теоретически, соответствуют его требованиям к психоанализу: исследо­вать «соматический организм и окружающий мир, в котором мы живем», как области, граничащие с психикой, в которых «говорят если не на том же, то, по крайней мере, на языке, доступном переводу». Уже в своей ранней работе 1933 года он сделал программное заявление: «Так же как психоаналитическое мыш­ление дало нам правильный масштаб психоневроза, на основе которого сле­дует разработать модель психофизиологической динамики, эта динамика мо­жет быть соотнесена с внешней ситуацией, в которой находится индивидуум».

Психоаналитические исследования развития Я в группе смогли ответить на эти вопросы на новом уровне и при этом разработать терапевтические инст­рументы, к которым фон Вейцдкер очень близко подошел в своих научно-теоретических концепциях, почерпнутых из анализа отношений врача и больного.

Медицинская антропология – предыдущая | следующая – Симптоматическое поведение

Психосоматическая терапия. Оглавление