Яндекс.Метрика

Концепция о двусторонних восходящих и нисходящих влияниях в процессах зрительного восприятия и установка (контрастная иллюзия)

На Рис.2 представлены усредненные на группу амплитуд различные значения компонентов ВП и примеры индивидуальных записей при предъявлении серого квадрата, шахматного паттерна и схематического изображения лица. В обоих группах изменение типа стимула наибольшее воздействие оказывает на компоненты Р-130 и N-200. В затылочной области у детей амплитуда этих компонентов в ответах на шахматный паттерн достоверно выше, чем в ВП на неструктурированный стимул. В 3-4 года аналогичный характер имеют ВП задних ассоциативных областей, в которых наблюдается сходство конфигурации и та же зависимость от типа стимула, что и в проекционной зрительной зоне. Таким образом, в 3-4 года отсутствует присущая зрелой коре специализация областей в зрительном восприятии.

С 5-6 лет начинает формироваться специализация отдельных областей. И ситуации спокойного наблюдения в теменной области наиболее высоко- амплитудный ответ вызывает шахматный паттерн, предъявление которого приводит к увеличению ампли туды не только компонентов Р-130 и N200, но н более поздних компонентов B1I – Р-250 и N-300. В височно-теменно- штылочной области, в отличие от затылочной и теменной областей коры, устойчивой (п = 43) установками. При этом у 10 человек контрастная иллюзия сохранялась в течение всех 30 проб тестирующей стадии. Возникает естественный вопрос, почему в этих опытах искажение восприятия вследствие рассогласования между неосознаваемым «внутренним представлением» (установкой) и новыми стимулами, т.е. между восходящей сенсорной информацией и потоком нисходящих влияний, как мы думаем, из префронтальной коры, проявляется в виде контрастной иллюзии? Прямого ответа у нас нет, однако мы располагаем некоторыми косвенными литературными и собственными данными, позволяющими высказать предположение о возможном механизме этого эффекта установки.

Картирование мозга с помощью методов ПЭТ и фЯМР показало, что около 30 различных зон головного мозга могут участвовать в процессе обработки зрительной информации, начиная от анализа элементарных признаков стимула (наклон линий, углы, текстура, цвет) вплоть до функций выс¬шего порядка, осуществление которых связано с использованием знаний (гипотез), приобретенных в прошлом (Posneret Raichle, 1997). Эти зоны образуют целостную нейрокогнитивную зрительную систему с помощью нервного механизма фокусированною внимания. В локальной активации отдельных зон па определенной стадии обработки информации и переклю¬чении на друг ие зоны коры г оловного мозга в следующей стадии существен¬ную роль играют нисходящие влияния из структур, где запечатлен прошлый опыт в виде гипотез, внутренних представлений, схем, понятий, установок. Следует отметить, что в современных теориях о функционировании нейрокогнитивной зрительной системы находит подтверждение гениальная догадка И.П. Павлова о динамическом характере локальных изменений возбудимости, о передвигающемся по коре головного мозга «светлом пятне» как основе сознания человека.

При повторных предъявлениях стимула каждый раз сравнивается, тестируется восходящая сенсорная информация с установкой (гипотезой, схемой, интегральным образом), хранящейся в памяти. В результате подобною тестирования в случаях рассогласования сенсорной информации с внутренним представлением усиливается селективное внимание в участках коры, где происходит обработка этой информации. Это «нисходящее» усиление локальной активации происходит до тех пор, пока внутреннее представление (установка) не приводится по мере повторения проб в соответствие с действующими в новой ситуации стимулами. В наших экспериментах при формировании вербальной (псевдослова) или невербальной (круги) установки, когда происходило рассогласование между новыми стимулами и сформированной ранее установкой, об усилении селективного внимания к опознаваемому стимулу можно было судить по времени реакции на пробный стимул: его величина была явно больше у лиц с устойчивой установкой, что говорит о трудности переключения внимания на новый объект – пробный стимул (Костандов, 1999).

Можно предположить, что в основе контрастной иллюзии, которая наблюдается в экспериментах с кругами, лежит усиление локальной активации элементов коры, участвующих в зрительно-пространственной обработке информации о стимулах. Напомним, что в установочной стадии слева на экране в 15 пробах повторно предъявлялся круг явно меньшей величины, чем справа. Когда в тестирующей стадии эксперимента на месте маленького круга слева предъявляется круг большей величины, такой же как трава, то происходит рассогласование между этим новым стимулом и внутренним представлением, которое сформировалось ранее в установочной стадии. Это приводит к усилению локальной активации особенно тех корковых зон, которые участвуют в пространственном анализе окружности, предъявляемой слева, так как именно здесь расположен «объект» рассогласования. В результате в ответ на предъявление двух окружностей равной величины стимул слева вызывает активацию большего числа корковых нейронов, чем при восприятии стимула справа. По-видимому, это и лежит в основе контрастной иллюзии. По мере повторения проб и формирования установки, адекватной новой ситуации, ослабевают нисходящие влияния, вызывающие локальную активацию, и исчезает субъективное искажение восприятия в виде контрастной иллюзии. На этой стадии переобучения и формирования новой установки преимущественно используется восходящая сенсорная информация. Такова логическая модель развития контрастной иллюзии как феномена когнитивной установки, которую мы можем предложить на основе современных представлений о нейрокогнитивной зрительной системе и когнитивной установке.

установка – предыдущая | следующая – произвольное внимание

А. Р. Лурия и психология XXI века. Содержание