Проблема алекситимии в контексте поведенческих концепций психосоматических расстройств (продолжение)

Ajwani, 1985, исследуя зависимость выраженности невротической тревоги от силы «Я» и эмоциональности и влияние перечисленных факторов на феномен перцептуальной защиты, получил результаты, подтверждающие связь уровня тревоги с низкой силой «Я» и стремлением искажать табуированные слова (это стремление рассматривалось как выраженность перцептуальной защиты). Kennellyetal, 1985, говоря о связи тревоги с относительным доминированием левого полушария, указывает также на отрицательную зависимость выраженности тревоги от уровня общей перцепции. Исходя из данных Wells, 1985, Зенкова, 1978, свидетельствующих о связи образа «Я», обеспечивающего интеграцию личности и, очевидно, связанной с ним силы «Я», а также уровня общей перцепции с функционированием правого полушария, вероятно, можно предполагать, что уровень непродуктивной, невротической тревоги связан не столько с доминированием левого полушария, сколько с нарушением функционирования правого. По-видимому, это особенно справедливо для депрессии, при которой многочисленными исследованиями показано ослабление функциональных возможностей правого полушария.

Таким образом, нельзя исключить, что одним из факторов, обуславливающим быстрое научение беспомощности у человека является нарушение функций, обеспечивающихся правым полушарием.

Возвращаясь к проблеме связи алекситимии с обученной беспомощностью, необходимо подчеркнуть, что алекситимия как симптом может быть связана с рассогласованием в деятельности полушарий мозга, ибо достаточно часто ее возникновение наблюдается в послеоперационном периоде у больных, перенесших комиссуротомию (Jenhontenetal, 1985). Вместе с тем, признаки, характеризующие алекситимию (скудность фантазии, уплощенный аффект, конкретная, технократическая манера мыслить) позволяют предполагать, что подобное рассогласование возможно за счет нарушения функционирования правого полушария. Эта гипотеза подтверждается экспериментальными данными Taylor, 1985, показавшего связь между выраженностью алекситимии и снижением функциональной полноценности правого полушария. Кроме того, принимая во внимание сказанное относительно связи депрессии с нарушением функционирования правого полушария (а обученная беспомощность является в настоящее время наиболее универсальной моделью депрессии), интересными представляются данные о наличии симптомов алекситимии у больных с маскированными депрессиями (Psych, 1984).

Таким образом, очевидно, можно предполагать, что связующим звеном между явлениями, описываемыми в рамках концепций алекситимии и обученной беспомощности, является снижение функциональной полноценности правого полушария.

Тесно связанная с представлениями М. Селигмана и его коллег, концепция поисковой активности позволяет более объемно представить проблему, связанную с влиянием и обученной беспомощности и алекситимии на возникновение психосоматической патологии. Под поисковой понимается активность, направленная на изменение внешнего или внутреннего плана ситуации при отсутствии определенного прогноза результатов деятельности в ней, но при постоянном их учете. Такое определение подразумевает, во-первых, широкий круг личностных факторов, обуславливающих устойчивость человека к отрицательным воздействиям внешней среды (в отличие от концепции обученной беспомощности, учитывающей в основном лишь особенности атрибутивного стиля), а, во-вторых, предполагает, что человек, переживающий состояние стресса, является не относительно пассивным объектом воздействия внешних условий (каким он представляется с точки зрения концепции обученной беспомощности), но активным субъектом, реорганизующим или пытающимся реорганизовать дискомфортную ситуацию так, чтобы она стала приемлема для него. Поисковая активность является общим, неспецифическим фактором, влияющим на резистентность организма к вредным воздействиям внешней среды.

Однако, если в силу каких-либо причин изменение внешнего лил внутреннего плана неприемлемой ситуации невозможно, и фрустрированная поисковая активность не может компенсироваться в другой сфере деятельности, не связанной с зоной фрустрации, вполне возможно развитие состояния отказа от поиска. Это состояние является полярной характеристикой по отношению к поисковой активности и обуславливает снижение устойчивости организма к разного рода вредным воздействиям.

Пути формирования отказа от поиска могут быть различны, однако, состояние, к которому они приводят, характеризуются тем, что неудачи в деятельности (реальные или существующие в осознании) начинают приобретать для человека большую эмоциональную значимость и личностный смысл, чем достижение цели. То есть, очевидно, можно говорить о деформации мотивационной сферы личности и искажении структуры личностных смыслов, определяющих взаимоотношения человека с окружающей действительностью. Как в работах, посвященных изучению влияния обученной беспомощности на патогенез соматических заболеваний, так и в работах, выполненных в рамках рассматриваемой концепции, посвященных решению указанной проблемы, большое значение придается способности построения человеком адекватного ситуации прогноза результатов деятельности в ней. Предполагается, что между нарушением способности к построению адекватного прогноза и развитием состояния отказа от поиска существует кольцевая зависимость, и усиление звучания одного из рассматриваемых факторов приводит к усилению звучания другого.

концепция обученной беспомощности – предыдущая | следующая – алекситимические проявления