Яндекс.Метрика

Ожирение (продолжение)

Ступень 2: инвентаризация

Концепции почтительного отношения к еде тянулись из детства пациента. Мы подошли к переживанию, которое было значимо для Йоханнеса. Когда ему было девять лет, умер его отец. Это было военное время, вскоре наступила послевоен­ная пора. Пища была скудной и мать Йоханнеса постоянно сетовала: “Что мы те­перь будем делать, когда наш кормилец умер?”

Роль отца фокусировалась в его функции добытчика пропитания, и эта кон­цепция отложилась в сознании Йоханнеса. Таким образом, еда приобрела симво­лический характер. Она стала для Йоханнеса символом доверия и безопасности, которые он ассоциировал со своим отцом. Мысль о смерти кормильца и подсозна­тельное заключение о том, что ему самому придется умереть от голода, привела Йоханнеса к необходимости вновь и вновь убеждаться, что еды еще достаточно. Вот почему он съедал столько, сколько мог и с каждым куском приобретал устой­чивое чувство безопасности. Действуя так, он поступал в соответствии с семейны­ми традициями уважения к еде. Даже сегодня, как он рассказал нам, его бабушка следила за тем, чтобы он ел достаточно. Когда он возвращался домой утром, отра­ботав ночную смену, он не мог лечь спать не поев. За этим следила его бабушка, которая могла даже разбудить его, обнаружив, что он не поел как следует.

Эти концепции были для Йоханнеса больше, чем просто идеологическим обоснованием. Для него это были принципы, которые в большой степени опреде­ляли образ его Я. Он мог идентифицироваться с ними, потому что вырос с ними и потому что они представляли в его сознании внимание, безопасность и даже дости­жения. Они были центром его системы, в котором сходилась большая часть его мотивов, целей и желаний. А раз эти концепции имели для него основополагаю­щее значение, все попытки похудеть оказывались тщетными. Отношение к телу было для Йоханнеса предпочитаемой и чрезвычайно дифференцированной сферой переработки конфликтов. Он был кулинаром, гурманом, эпикурейцем и обжорой. Большое внимание, уделяемое собственному телу, сопровождалось дефици­том в сфере контактов. Кроме матери, бабушки и немногих коллег по работе, Йоханнес не мог назвать кого-либо, с кем у него были бы дружеские отношения. У него было убедительное обоснование: «Если я столько вкалываю каждую неделю, откуда у меня время для друзей и компании? » И хитро, как запоздавшую мысль, добавил: «Что мне делать с гостями в доме? Во-первых, они требуют затрат, а во- вторых, от застолий, я толстею». Действительно, Йоханнес, был образцом трудо­любия и бережливости. Он часто соглашался работать сверхурочно, а также ста­рался выходить в лучше оплачиваемые смены. Его очевидное трудолюбие корени­лось в его бережливости.

Тем не менее, эта потребность тоже была связана с уже известной концепци­ей: ему нужны были большие заработки, чтобы быть уверенным, что у него всегда будет достаточно еды. В связи с этим Йоханнес вспоминал истории о военноплен­ных, которые даже годы спустя, после освобождения не могли заснуть, не имея куска хлеба под подушкой. Они просто не могли справиться со своей памятью о голоде, пережитом ими много лет назад.

Ступень 3: ситуативная поддержка

До сих пор акцент был сделан на стадии наблюдения и инвентаризации. Йо­ханнес получил в связи с этим доступ к его проблематике.

Насколько живо Йоханнес рассказывал о своей еде и излишествах, настоль­ко мало, казалось, волновали его контакты с другими людьми. Сильное впечатле­ние на него произвело замечание, что контакты являются частью природы челове­ка, и что ему присуща потребность общаться в той же степени, в какой потреб­ность есть. Но и это не подтолкнуло его к разговору на данную тему. Его односто­ронность напомнила мне историю о разделенных обязанностях. Она не посвящена ни чувству вины, ни идеализации, ни негативным качествам и односторонности. Единственное, что эта притча может сказать пациенту: чтобы судить о чем-то, нуж­но увидеть это целиком!

Я рассказал эту историю Йоханнесу. Он использовал ее, как повод для рас­сказа о том, как ему хотелось бы иметь подругу, но из-за его внешнего вида у него пока не было серьезной или длительной связи. И тут его бережливость вновь по­могла ему превратить нужду в добродетель: «Жена обошлась бы мне в копеечку! » Но в отличие от того, как он говорил раньше, Йоханнес сказал это с ироническим блеском в глазах и явно не так уж серьезно относясь к сказанному. В качестве контр­концепции я рассказал ему о значимости контактов на Востоке, о том, насколько широки могут быть семейные связи, как контакты помогают человеку укрепить свое чувство безопасности и самоуважения. Двигаясь в направлении диффе­ренциации, Йоханнес смог увидеть, что его бережливость и питание выполняли функцию замещения: вначале его отношений с покойным отцом, затем социаль­ных контактов с другими людьми.

Ступень 4: вербализация

На этой стадии Йоханнес смог сначала неуверенно и осторожно, затем с любопытством и, наконец, энергично и настойчиво испробовать предложение изменить точку зрения. Параллельно с этим прорабатывалась его основная концепция – бережливость (ср. ч.П, гл.25, актуальная способность «Береж­ливость»),

Ступень 5: расширение системы целей

Ступень 5 была уже заложена, и Йоханнес уже не нуждался при этом в помо­щи. После того, как он сознательно изменил свое поведение в отношении своей концепции усердия и бережливости и получил об этом положительную обратную связь от своего окружения, ему стало нетрудно приглашать других людей. При этом у него наладились стабильные отношения с одной женщиной.

Собственно психотерапевтическое лечение проходило в 15 сеансов. Во время последних семи встреч пациент начал придерживаться дома диеты, которая на этот раз возымела успех. Спустя полгода после лечения, Йоханнес снова побывал у меня. Он выглядел свежо и жизнерадостно, излучал тот же покой и невозмутимость, что и прежде, однако все же был неузнаваем. Он похудел на 60 фунтов, занимался те­перь спортом и планировал большое путешествие, которое хотел связать со свои­ми спортивными увлечениями. Его артериальное давление нормализовалось, а диабет уже не нуждался в лечении. Похудание так разгрузило его жировой обмен, что выработка инсулина поджелудочной железой снова выросла.

Все это стало возможным, благодаря не только проявлению силы воли, но и в связи с изменением его жизненных принципов и расширением его кон­цепций.

Отношение к питанию – предыдущая | следующая – Значение еды

Психосоматика и позитивная психотерапия