Яндекс.Метрика

Особенности быстрого сна при неврозах

Люди с обостренной чувствительностью к сложностям межличностных отношений и повышенной эмоциональной уязвимостью особенно нуждаются в быстром сне потому, что такие особенности личности предрасполагают к возникновению интрапсихических конфликтов и невротической тревоги. Как мы уже писали, этим людям удается сохранять психическое здоровье в немалой степени благодаря увеличению быстрого сна.Примером являются «долгоспящие» здоровые испытуемые. Но быстрый сон у них не только увеличен по длительности, он еще изменен и качественно. Прежде всего существенно увеличено число отчетов о сновидениях. Если в среднем здоровые люди отчитываются о сновидениях в 80% пробуждений из быстрого сна, то при особой чувствительности к психологическим стрессам (при так называемой высокой сензитивности) сновидения бывают практически в каждом эпизоде быстрого сна, нередко по нескольку самостоятельных сюжетов при каждом пробуждении.

Сновидения, как правило, насыщены образами и событиями, богаты деталями, переживаются очень эмоционально. В них активно действует и сам субъект и значимые для него персонажи: друзья, родственники, врачи. Этой психической активности соответствуют и физиологические изменения: выраженное учащение пульса в быстром сне, чрезвычайная интенсивность быстрых движений глаз.

Напротив, у здоровых людей, эмоционально более устойчивых, с низким уровнем сензитивности, сновидений меньше, чем в среднем у всей группы здоровых, и они менее богаты событиями и персонажами. Однако после частичной депривации быстрого сна или при снижении настроения перед сном у этих людей также увеличивается число быстрых движений глаз, отчеты о сновидениях становятся более подробными. Таким образом, в рамках психического здоровья существует прямая зависимость между степенью сензитивности и богатством переживаний в сновидениях. Можно предполагать, что это качество сновидений отражает их функциональную полноценность, благодаря которой лица с высокой сензитивностью остаются психически адаптированными.

Известно, что больные неврозом более эмоционально уязвимы и менее психически устойчивы, чем даже самые сензитивные здоровые. Именно в этом, собственно, проявляется заболевание. Следовательно, потребность в быстром сне и сновидениях должна у них быть особенно велика. Действительно, такая повышенная потребность нередко проявляется в сокращении латентного периода быстрого сна, т. е. времени от засыпания до появления первого эпизода этой фазы, и в укорочении циклов, т. е. промежутков между эпизодами быстрого сна.

Однако наши исследования показали, что такая повышенная потребность в большинстве случаев не удовлетворяется. Больные неврозом при пробуждении из фазы быстрого сна дают отчеты о сновидениях всего лишь в 55-60% случаев, т. е. значимо реже, чем даже достаточно психологически устойчивые здоровые люди. В 40-45% случаев больные или вообще отрицают наличие каких-либо психических переживаний при пробуждении из быстрого сна, или говорят, что были неопределенные мысли или образы, вспомнить которые они не могут. В тех случаях, когда отчеты о сновидениях получить удается, эти отчеты часто фрагментарны, бедны событиями, спящий редко видит себя в сновидениях активным и инициативным. Такому обеднению сновидений соответствуют физиологические изменения в быстром сне: уменьшение быстрых движений глаз; недостаточное учащение пульса; менее выраженное, чем в норме, подавление кожно-гальванической реакции непосредственно перед началом быстрого сна и в самом быстром сне.

Все перечисленные особенности, с пашей точки зрения, свидетельствуют о функциональной недостаточности, неполноценности фазы быстрого сна при неврозах. Такая функциональная неполноценность означает, что быстрый сон неспособен справиться со своей основной задачей – компенсацией состояния отказа от поиска. При неврозах быстрый сон должен, в частности, устранить необходимость в вытеснении, которое представляет собой отказ от попыток решения мотивационного конфликта. Поэтому дефектность системы «быстрый сон – сновидения» приводит к усилению вытеснения и возрастанию невротической тревоги, точно так же, как при депривации быстрого сна у здоровых в исследованиях Гринберга и его коллег. Функциональная недостаточность быстрого сна может быть приравнена к его хронической частичной депривации и, по нашим представлениям, является одним из ключевых механизмов в развитии невроза. Ведь до тех пор, пока эта система успешно выполняет свою функцию, организму удается за время сна преодолеть состояние отказа.

Неполноценность системы «быстрый сон – сновидения» играет также важную роль в недооценке длительности и глубины сна при неврозах. В. П. Данилин и другие показали, что здоровые люди при пробуждении из медленного сна в первом цикле, до наступления фазы быстрого сна, как правило, недооценивают длительность и глубину всего предшествующего сна. Проведя, например, больше часа в дельта-сне, из которого его с трудом удалось разбудить, испытуемый отвечает, что он спал 10-15 мин поверхностным сном. В то же время достаточно миновать первому эпизоду быстрого сна, и отчет о сне становится достаточно адекватным: испытуемый почти точно определяет время, которое он провел во сне, оценивает сон как глубокий. Подробный анализ показал, что решающую роль в такой адекватной оценке играют сновидения – осознаваемая психическая активность в быстром сне. Более того, если при пробуждении из медленного сна испытуемый рассказывает, что видел сновидение (у здоровых эта психическая активность иногда бывает в медленном сне, хотя и не часто), оценка глубины и длительности сна тоже бывает верной.

Мы обнаружили, что больные неврозом часто не только недооценивают длительность предшествующего сна, но даже вообще отрицают, что спали, особенно при пробуждении в двух первых циклах. Мы неоднократно сталкивались с такой ситуацией: больной спит больше часа, а после пробуждения утверждает, что ему еще не удалось заснуть. На вопрос: «О чем же Вы думали, когда не спали?» – как правило, следовал ответ: «Ни о чем определенном».

Одновременно с нами аналогичное наблюдение на больных неврозом описал французский исследователь Пасуан. В отличие от здоровых испытуемых больные неврозом нередко недооценивали или отрицали сон даже при пробуждении из быстрого сна, но всегда только в тех случаях, когда отсутствовали отчеты о сновидениях. Таким образом, обеднение сновиденческой активности может играть важную роль в происхождении жалоб на сон. В противоположность здоровым испытуемым эти больные часто просыпаются спонтанно, в том числе в первых циклах, и при этом у них складывается впечатление, что они еще не спали.

Невротическая и мобилизующая тревога – Предыдущая|Следующая – Неполноценность быстрого сна при неврозе
Поисковая активность и адаптация.Содержание